О ситуации на Алтае и ЧТО ДЕЛАТЬ, когда пропал друг. Поисково-спасательные операции в туризме

    Поисково-спасательные операции в туризме
    Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

    Заметки рядового туриста


    Автор: Брагин Андрей

    О ситуации на Алтае и ЧТО ДЕЛАТЬ, когда пропал друг. Поисково-спасательные операции в туризме

    Бывает что друг твой оказывается в беде… http://mabuka.ru/index.php?id=204 . Пропадает в тайге, в горах… И тогда многие близкие даже не знают – что делать, куда бежать, как спасти этого человека, если он еще жив…

    События 30 июля – 17 августа 2007 года, когда, по сути, весь “туристический” Екатеринбург и не только переживал за судьбу пропавшего в походе туриста-каякера Андрея Еремина, заставляют задуматься о том, чтобы такие ситуации либо предотвратить по возможности, либо все сложности поисковой операции свести к минимуму. Один из тех людей, кто участвовал на месте поисковых операций, пишет свои мысли по этому поводу - своеобразный анализ того, что делать в этих ситуациях и вообще о поисковых ситуациях конкретно на Алтае.

    “Я был среди тех кто пешком, через горы добирался до Андрюхи..

    Не хочу никого обвинять, ругать, что-то объяснять и доказывать…
    У каждого – своя правда и только он сам себе судья…
    Бесполезно сейчас выяснять – кто был прав, кто виноват – Андрюху этим все равно не вернешь.

    Единственное, что страшно – это когда есть надежда, что человек еще жив, но нет вертолета, который смог бы его оттуда вынести. И пусть простят меня все остальные, но слава Богу, что он сразу разбился, а не лежал все эти дни живой на скале, в надежде, что его спасут. Вот это было бы самое страшное.
    На Алтае, в месте, где ежегодно пропадают и гибнут десятки (если не сотни) людей, где без проводника можно самому уйти куда угодно, где по вечерам пьяное местное население может попросту выстрелить в тебя из ружья (я сам этому раньше не верил), где те же местные сами теряют своих детей (за месяц до нас потерялась девочка в местной деревне – искали всей республикой, те, кто вырос и знает все эти места – и не смогли найти), здесь нет банального тяжелого вертолета, с хорошими усиленными движками, чтобы мог спокойно зависать в горах, не боясь, что его швырнет порывом ветра на скалы.”

    Нужно менять ситуацию с МЧС.

    “Чтобы такого больше не повторялось. Ибо люди все равно будут и дальше ходить на Алтай, пропадать, теряться… Ну, нельзя, чтобы эта трагедия закончилась ничем, чтобы и дальше для поиска пропавших необходимо было каждый раз выходить на министров, собирать деньги, тратить время, которое может оказаться решающим.”
    Существует реальная необходимость – “это необходимость иметь в МЧС Горноалтайска всегда исправный и заправленный вертолет типа Ми-8, но с более мощными движками, позволяющими работать в горах, и о стабильном нормальном финансировании этого подразделения МЧС, дабы была у спасателей нормальная экипировка, необходимое снаряжение. Смешно сказать, но когда я предложил Андрею (спасателю, что был с нами) перекачать им трек GPS тропы, по которой мы шли к месту – он только и спросил меня: «Куда перекачать?» Что такое интернет они и в жизни не видели. Не помню, кто из наших это сказал, но по его словам кто-то из руководства местного МЧС, получив после звонка Шойгу спутниковый телефон – долго разглядывал его со словами: «Так вот он какой! Первый раз в жизни его вижу!» И это на территории, где кроме спутниковой связи другой - просто нет и быть не может! (ну если не считать дым костров и новости от местных охотников). Боюсь, я очень сильно верил в бравых парней из американских боевиков. Храбрости нашим спасателям – не занимать, но в результате получается, что они своими жизнями восполняют отсутствие всего остального. Причем ситуация эта не характерна для всего МЧС в целом. По словам того же спасателя Андрея – приезжали к ним красноярские МЧСники, хорошо экипированные, с нормальной снарягой, так алтайским просто стыдно было за себя (спускаясь за Андрюхой, местные спасатели взяли у нас все веревки и карабины – своих не хватало).
    Как я понял из рассказов местных, республика Алтай – дотируется из федерального бюджета. По слухам, местное население за каждую корову в год получает просто так тысячу рублей. Не за то, что он ее продает, а просто так, за то, что она у него есть. Считай – 500 коров – 2 года – ты – миллионер. Они не платят никаких налогов. Видели бы вы их школы, больницы – здоровенные дома в каждой деревне, с пластиковыми окнами и импортным сайдингом. Естественно, что тратить деньги на поддержание МЧС (читай – на спасение каких-то приезжих туристов, т.е. не на своих, местных) – думаю, никому не хочется. Те, кто были в тех краях, подтвердят это, а может по-своему объяснят, почему при достаточно неплохом уровне жизни (видели бы вы местные машины) местное МЧС влачит практически нищенское существование (за исключением их автомобилей, на которых можно очень быстро доехать туда, где еще есть асфальт, чтобы вскрыть, скажем заклинившую дверь или снять котенка с дерева). Да что там говорить, республиканский штаб МЧС располагается в подъезде жилого дома, в одной из квартир – это ли не показатель.

    Главное, чтоб это просто не спустилось сейчас на тормозах… Иначе, рано или поздно история повторится.

    И второе – ради чего я здесь пишу:

    СОВЕТЫ НА БУДУЩЕЕ ,
    если вдруг кто, не дай бог, окажется в подобной ситуации, когда кто-то из близких/друзей вот так пропадает:

    1. Не ждите, когда его найдет кто-то другой: спасатели, милиция и т.д. Приступайте к поискам.

    Не ждите, когда его найдут спасатели, милиция и т.д. В нашей стране до отдельного человека никому нет никакого дела. И чем сложнее место поисков, тем более формально к этому будут относиться. Это только в американских фильмах отважные спасатели со всех концов страны бросаются спасать одного человека, причем у них всегда под рукой оказываются исправные вертолеты, полная экипировка и нужные навыки. На практике – еще раз – никому нет никакого дела. В тех местах постоянно пропадают, гибнут люди, только перед нашим приездом, Андрей (спасатель, что шел с нами) и еще один МЧСовец искали женщину, которую унесло по реке – так они совершенно случайно натолкнулись на ее тело, когда их катамаран перевернуло и они еле выбрались на берег, где, в соседней заводи, ее и обнаружили. И по словам того же Андрея, все лето они проводят в таких поисках и спасениях. Логика руководства местного МЧС подсказывает, что тратить время на поиски одного человека, когда за это время, возможно, удастся спасти, м.б., нескольких других – бессмысленно. Вывод: как только узнали о пропаже друга – сразу приступайте к поискам сами, больше надеятся не на кого.

    2. “Кричите как можно громче”

    Кричите как можно громче. Ищите знакомых, у которых есть знакомые, знакомые которых могут вам помочь. Звоните в СМИ. В беде редко кто сможет отказать. Ищите деньги, снаряжение, карты, снарягу и обязательно людей, кто уже бывал в районе поисков. Шум нужен не ради рекламы, а ради того, чтобы выйти на нужных людей, которые действительно помогут. Важно, чтобы рядом были опытные люди, знающие, что может понадобится в этом районе не понаслышке (веревки, лодки, рации и т.п.).

    3. Координационный центр – 2 шт. - один в родном городе, где всегда можно поднять знакомых, найти нужную экипировку, другой – на месте поисков.

    Обязательно д.б. координационный центр. Хуже нет, когда есть люди, которые готовы помочь и знают, как это сделать, но ни с кем не могут связаться. Также в любой момент поисковой группе может понадобится какое-нибудь снаряжение – проще его найти через единый связной центр, который возьмет на себя все организационные задачи. Спасибо друзьям в Ебурге, что они взяли это на себя. Без них – не было бы звонка Шойгу, а без приказа Шойгу – это страшно, но так оно и есть – никто бы не стал вытаскивать тело Андрея. Там на самом деле другой мир. Там все привыкли к тому что, кто-то постоянно пропадает, умирает, теряется. Еще раз – координационный центр – это обязательно, это главный действующий узел, на который ложится самая большая часть обязанностей. И если вы думаете, что добравшись до места вы сделаете все сами – жестко ошибаетесь. Всегда оказывается, что необходимо что-то еще, чего-то просто не ожидали, а с места поисков координировать действия, находить нужных людей и снаряжение гораздо сложнее, иногда просто невозможно. У нас, например, не было связи. Никакой. Сотовой сети нет, рации в горах работают на 2-3 км. Лучше всего 2 центра – один в родном городе, где всегда можно поднять знакомых, найти нужную экипировку, другой – на месте, там где есть сотовая связь, МЧС, где можно оперативно решать вопросы с местными органами, а также координировать действия поисковых групп.

    4. Связь.

    Обязательно берите с собой спутниковый телефон. Его можно одолжить, взять напрокат, купить и т.к. Обязательно берите. Это, возможно, будет единственная ваша связь с остальным миром. И то, всего несколько раз в сутки. Без него вы не сможете сообщить, что нашли друга, что вам нужен вертолет, что ситуация изменилась и т.п. Поверьте, гораздо проще тратить 1 евро за минуту разговора (как мне сказали), чем тратить несколько дней, чтобы дойти и передать, что вам нужна банальная капельница. В группах – у каждого рация, настроенная на одной частоте и большой запас батареек. Сотовые телефоны – особенно местному координационному центру: сразу покупайте местные симки, не тратьте деньги на роуминг – они вам пригодятся на вертолет, продукты, больницу и т.п.

    5. Вертолет.

    Сразу требуйте вертолет. Лучше, конечно, бесплатно, но если не получается – найдите деньги, договоритесь напрямую, черным налом, лишь бы хватило хотя бы на день поисков. Когда мы приехали в Горноалтайск, первое, что нам сказали МЧСовцы – вертолет не поможет, с него ничего толком не увидишь. Не верьте! Именно благодаря ему мы и нашли Андрюху. Неважно, какая местность: вертолет – самое оперативное средство для поиска. Если получится высылать вертолет несколько дней, любой потерявшийся сообразит, что надо выбраться на открытое место и подать знак. Чем быстрее вертолет поднимется в воздух для поисков – тем больше шансов увидеть друга живым.

    6. Параллельность поисков.

    Задача координационных центров – использовать все средства для поиска. Вертолет запустить, отправить поисковые группы – пешие, конные, водные, какие угодно, и чем скорее – тем лучше. С каждым днем шансов все меньше. Лучше пусть 100 человек ищут неделю, а потом выяснится, что все это время он был дома, чем все будут сначала надеяться на вертолет, потом на спасателей, потом еще на кого-нибудь. Не ждите результатов поисков других групп, сразу, по готовности, отправляйтесь на поиски. Если с каждой группой есть связь (это еще раз про спутниковый телефон), то центр в любое время может перенаправить группы в другое место или свернуть поиски. Нельзя ждать! Потом может оказаться, что каждая минута была дорога. Но помните про то, что в группах должны быть опытные люди, знающие местность, с опытом скалолазания, сплава по рекам и т.д. (в зависимости от характера местности), с соответствующим снаряжением. Хуже нет, когда ты рядом, но ничем помочь не можешь, ибо, например, поторопились и не стали ждать опытного альпиниста. (Прим.Н.Б.: Лучше, по-моему, чтобы в первой группе сразу были бы опытные туристы и альпинисты, а если кто к ним не относится, были бы на связи. С Андреем получилось так что в августе многие группы уже были на маршрутах, или же на подходах к ним (группа Дмитрия Бурдина). По крайней мере, наверное, не лучший вариант – когда “мы приехали, примчались – а где инструктора?”) Здесь всегда компромисс, между подготовкой к поискам и началом самих поисков. На мой взгляд, задача раскладывается по приоритетам: первое – как можно скорее найти человека (хотя бы определить место), второе – медикаменты, еда, вынос на более удобное место (после обнаружения опять же – лучше всего спутниковый телефон и вертолет). Третье – транспортировка. Поэтому, приоритетная задача первых групп и вертолета – оперативность. Максимально прочесать весь район как можно быстрее, выяснить хотя бы есть ли он в этом районе, если нет, значит скорей всего живой – рано или поздно где-нибудь выйдет.

    7. Местные органы (МЧС, милиция и т.п.).

    Обязательно обращайтесь к ним – это их работа помогать в таких ситуациях. Координируйте ваши поиски с ними, они знают этот район лучше, чем вы. Но не зависьте от них, не ждите, когда они вам скажут, что делать. Скорей всего их можно использовать как совещательный орган, плюс помощь в виде спасателей. Я не знаю, как в других районах, но горноалтайские спасатели (не руководство, а сами спасатели) – действительно герои, как бы это пафосно не звучало. Люди, которые постоянно рискуют своей жизнью за 10 тыс. в месяц, которые свои семьи не видят практически все лето, у которых нет нормальной экипировки (сам видел – один спасатель точно был в обычных кроссовках)… Это мы приехали и уехали, для нас это событие, а они каждый день до нас и после занимаются тем же самым. Итого: МЧС, милиция – обязательно помогут, но параллельно обязательно надо вести свои поиски.

    8. Верьте только проверенным источникам.

    Не верьте никому на слово. Это не в смысле, что вас обманут, нет, а в смысле, что канал «сарафанное радио» может донести до вас любую чушь. Люди все равно искажают то, что сами услышали. Может неправильно поняли, может, не расслышали, а может, узнали от каких-нибудь СМИ – охотников за горячими новостями. У вас есть своя задача – найти друга. Пока ваш координационный центр не скажет, что лично с ним разговаривал по телефону и его действительно нашли – ни на секунду не прекращайте поиски. На вертолет – обязательно видеокамеру. Не просто заснять человека, когда его обнаружат, но и местность, где он находится. С вертолета все выглядит совсем не так, как на самом деле. Горы кажутся горками, горные потоки – ручейками. По видео потом легче ориентироваться спасателям, можно отсматривать потом пленку – вдруг вы пропустили что-то, не заметили собственными глазами, когда осматривали местность. Только факты, подтвержденные видео/фото съемкой. Мы сами чуть не начали искать в другом месте, только потому, что не поняли человека, который своими глазами с вертолета видел это место. МЧСовцы больше всего благодаря видеокамере смогли уже на месте сверху определить, в каком из кулуаров лежит Андрюха.

    9. До последнего верьте, что ваш друг живой.

    Только благодаря этому удалось найти вертолет, заставить спасателей вытащить тело, самим продержаться все это время.

    10. Сохраняйте оперативность, готовность к любым событиям.

    Не думайте, что вы ко всему приготовились и все знаете. Неизвестно, как повернутся события, что ждет вас во время поисков (сложная местность, местные жители, невозможность найти какую-нибудь банальную вещь). Сохраняйте оперативность, готовность к любым событиям – для этого у вас есть: связь с внешним миром, координационный центр, своя голова на плечах.

    11. Опытные туристы с картами, желательно бывшие в этом районе, и местные проводники.

    Обязательно берите с собой местных проводников – они знают все эти места, как вы знаете все песочницы в родном дворе. Это экономит кучу времени. И сельские жители гораздо более отзывчивы в таких ситуациях, это мы, городские жители, привыкли обходить чужое горе стороной. Еще больше времени сэкономят лошади – на них вы сможете добраться на место гораздо быстрее, даже если вы совсем не умеете на них ездить. Я в это не верил, пока самому не пришлось гнаться за проводником по перевалам, подъемам, спускам, переходить горные ручьи и реки.

    12. И последнее. Не делайте каждый одно и то же.

    Пусть один-двое занимаются вертолетом, кто-то ищет снарягу, кто-то собирает продукты, кто-то ведет разговоры с МЧС и т.д. Все равно всех в первые моменты охватывает что-то вроде паники и ступора, от этого никуда не деться. У всех начинается лихорадочная суета, все бросаются вместе делать что-то одно. Четко распределите обязанности, чтобы каждый знал – что от него требуется. Пусть даже потом окажется, что кто-то проделал работу в пустую (например, поиски врачей), чем в нужный момент окажется, что что-то не готово. От того, что вы окажетесь все вместе в районе поисков без центра, без экипировки, без связи – ничего не изменится, время может быть уже потрачено, а вот спасете ли вы друга - неизвестно.
    Эти советы – мое личное мнение, возможно, кто-то меня поправит, кто-то скажет, что все совсем не так. Большая часть из них, наверное, сложилась в голове, когда мы сидели в Улагане и каждое утро начиналось с того, что нам говорили – ждите, никуда не уходите, сегодня будет вертолет. А ты знаешь, что, возможно, в этот момент твой друг лежит там на камнях и ждет твое помощи. А вертолета все нет, нет и нет…
    Если кто-то, не дай бог, попадет в подобную ситуацию, звоните – пишите, я всегда готов помочь в поисках, выехать вместе с вами. Я уже знаю, что это такое, когда исчезает друг… Когда ты заставляешь себя не думать о самом худшем и боишься только одного – не успеть… И думаю, что каждый, кто был с нами в эти дни скажет то же самое…
    А Андрюха… Есть много религий и мнений – где он сейчас… Может, в операторском раю, может где-то рядом летает, смотрит сейчас, что я пишу или заглядывает в ваши мониторы, может снимает сейчас свой демонстрационный фильм про ад (говорят, до 7-го дня душе показывают рай, а потом аж до сорокового – ад), может сидит птицей на дереве (это про перерождение душ), но все религии схожи в одном: пока про этого человека помнят, пока помнят про его дела – он жив!”

    __________________

     

    Прим.

    1. “Текст” – Андрей Брагин
    2. Текст – Наталия Бурдина

    P.S. Водники берите пеше-горные карты окружающей местности, даже если вы не собираетесь обносить пороги.

    Комментарии

    При всем уважении...

    Прочитал статью... Осталось двоякое ощущение. Отдаю дань памяти погибшему. Но речь пойдет о другом. Понимаю, что автор переживает за друга. Но... Вывод: "В ПСО Горно-Алтайска все плохо". А сколько ребят они вытащили, по именам перечислить? И как они это сделать умудрились, если плохо все? С ледника Леонида вертолетом ребят забирали в затертом 2003-м и вопроса, что "вертолет, мол не нужен", не было. Сейчас вообще есть возможность застраховаться в какой-нибудь конторе на случай спасработ, в том числе и вылет вертолета.
    И еще. Сененции типа "...На Алтае, в месте, где ежегодно пропадают и гибнут десятки (если не сотни) людей, где без проводника можно самому уйти куда угодно, где по вечерам пьяное местное население может попросту выстрелить в тебя из ружья...", заставляют задуматься о том, что автор - просто не в теме того, что происходит на Алтае. Да, случай с расстрелом в Майме был. Но он - единичный. А там, где уважаемый автор живет, не чаще ли постреливают? И что это за "десятки и сотни" трупов? Имена, фамилии, и прочие данные не приведете ли? Вряд ли. В сезон на Алтае гибнут единицы, и все случаи известны. "Без проводника самому можно уйти куда угодно" характеризует уважаемого автора, как человека достаточно далекого от туризма, по крайней мере, спортивного. Коммерческими походами не балуетесь ли?
    Ну и наконец, по поводу "тяжелого вертолета". Автор имеет в виду, вероятно, МИ-26 с полным боекомплектом? В таком случае еще только два вопроса:
    1. Известны ли автору характеристики летного парка Альпийской спасательной службы?
    2. Известна ли автору фамилия пилота вертолета Горно-Алтайского ПСО, что он умеет, и в какую погоду он летает?

    Есть еще много в том же духе, но надоело писаниной заниматься.

    Вывод: не хайте ПСО Горно-Алтайска и весь Алтайский край больше, чем они того заслуживают.

    По поводу местного населения. Я много раз там был и могу уверенно сказать что по Алтаю ходишь как в тылу врага, очень часто попадали стычки с местными аборигенами (иначе это никак назвать нельзя) и выручало нас только жесткость по отношению к ним, иначе для них просто так убить человека просто выкурить сигарету. С ними очень хорошо общаться через прицел, большего к сожалению они не достойны. Вы просто уважаемый наверное не в курсе сколько там пострадало туристов от местного населения.

    Как спасти человека

    Здравствуйте. Цель данной статьи вовсе не сказать что-то нехорошее о ком-то, а том, как спасти человека, если он тебе дорог. О том,  что надеяться больше на себя - т.к. это "твой" человек и тебе "больше всех надо". Обычными способами добиться организации спасения не получалось в данной ситуации. А такие ситуации теоретически могут повторяться. Связи сейчас с автором нет. По ситуации на Алтае - это его личное впечатление, а также других людей из Екатеринбурга, которые принимали активное участие в спасательной операции, выезжая на место, чтобы вести поисковые работы. Насколько мне известно, никаким коммерческим туризмом он не занимается. Фамилия пилота вертолета Горно-Алтайского ПСО думаю ему известна, т.к. он непосредственно с ним общался и он (или только) Антон Художник (его друг) лично летали на вертолете, когда обнаружили тело Андрея. Думаю МЧС сделало все возможное, что было в их силах. В некоторых районах действительно так случается, что заявляясь в МЧС о походе, спрашиваешь: "а если что, как спасать будете?" - отвечают ну вот так и пойдем с "Васей" вдвоем (например, ситуация на Кодаре). Насколько мне известно - в МЧС при этой ситуации 2007г. не было (не по их вине) необходимого современного снаряжения для спасработ. Сами участники спасработ из Екатеринбурга говорили о том, что МЧС Алтая - ребята что надо - делали все что могли. А так, самая главная цель данной статьи, исходя из личного опыта автора, поделиться своими жизненными выводами о том, что делать в таких ситуациях обычному смертному...

    Навигация по материалам