Маганай - 2004

    Голосов пока нет

    Летописи

    Год: 2004
    Автор: Штейнмиллер Сергей
    Регион: Южный Урал

    Лирическое вступление

    Так уж повелось, называть это место Маганаем. Всему виной неизвестный зодчий, автор деревянной вывески на воротах национального парка «Таганай» (если кто не обратил внимания, посмотрите фотки на фоне ворот). Картина, открывающаяся нашему взору за воротами, радует глаз, нос и сердце любого неравнодушного к природе человека. Но я забегаю вперёд...

     

    0-й день

    Лично для меня поход (с вашего разрешения, я всё-таки буду называть сие мероприятие, несмотря на его краткость, походом) начался ещё 30-го числа, когда, галопом убежав с работы, я доехал до дому и, наскоро перекусив, схватил рюкзак и так же вприпрыжку побежал на автовокзал. Это было в городе Катере, который некоторые люди называют ещё Ёбургом. Я был не один. Нас было трое, а это уже кое-что! Я говорю о двух симпатичных девушках, Лизе и Ксюше. :-)

    4 часа в пыльном автобусе – и вот мы уже в городе Челябинске, называемом также Челябой. Идём к Лизиным родителям, где пытаемся упаковать рюкзаки. На сон остаётся 2 часа, а кому-то и меньше (сами виноваты, не надо тормозить :-)). С утра – перекусываем и движемся по ночному городу в направлении вокзала. Очень красиво смотрится в темноте ТК «Синегорье», но нас ждут другие красоты... На вокзале встречаем ещё людей с рюкзаками, все они чьи-то знакомые, иногда даже мои. Пока не совсем ясно, кто из них идёт с нами, и сколько же нас всего.

    Когда покупал билеты, передо мной стояли «вылысыпыдысты» (велосипедисты), которые брали билеты на велосипеды и требовали студенческих скидок, утверждая, что их двухколёсные друзья – тоже студенты :-). Все они – и двуногие, и двухколёсные – покинули нас в Миассе.

    В электричке в вагоне нас уже ждал вонючий бомж, из-за этого некоторые особо чувствительные бойцы предложили покинуть вагон, но лень пересилила. А бомж через полчаса куда-то свалил. Ехать было нормально, некоторые (в том числе и я) пытались поспать. Немного пели. Настроение у всех приподнятое.

     

    1-й день

    Описание первого дня я начну с приезда в Златоуст, в просторечии – Злат. На перроне нас ждали ещё трое из Катера – Люда, Таня и Маша. Наскоро обнявшись, все пошли окончательно упаковывать рюкзаки (перераспределять общак). Пока ждали автобус на остановке, поиграли под руководством Маши в весёлую игру «Ацим-цуцам», что по-польски означает «туда-сюда». Ну и дебильная же игра!.. столь же и весёлая.

    К этому времени выяснилось, что нас 14 человек. В том числе две Маши (Григорьева из Катера и Давыдова из Челябы) и две Тани (Слаутина из Катера и Булаева из Челябы). Так вот, последняя Таня, когда подъехал уже непустой автобус, авторитетно заявила, что «сюда мы не влезем просто физически!» Её предположение было не лишено оснований, так как помимо нас, на остановке было ещё с десяток человек с рюкзаками. Но меня это не очень смущало. Я вообще верю в таланты русского человека, и прочитанная когда-то заметка о том, что «шведские школьники установили новый рекорд Гиннеса, набившись в количестве n человек в m -местный автобус» вызывает у меня лишь снисходительную улыбку. Они обычную жизнь рекордами меряют... Заканчивая эту тему, скажу лишь, что за нами на следующих остановках втиснулось ещё человек десять, правда, без рюкзаков.

    Топчем просёлочную дорогу, на горизонте – горы! Эх, скоро уже будем трогать вас руками. А вот и Маганай! Кордонщиков нет, есть только ранние отдыхающие на скамеечках перед входом в лес. Они отдыхают в лесу с водкой и магнитофоном. Мне их не понять. Я надеваю сапоги, обматываюсь скотчем, ещё и угощаю других... «Серёжа, зачем тебе шесть мотков скотча?» – «Для вас, родные мои. В конце третьего дня вы будете просить его у меня». Забегая вперёд, скажу, что так и было. :-) А пока – рюкзак на плечи! Традиционное фото на фоне Маганая! Вперёд!!!

    До Тесьмы шли спокойно и легко. М-да. Натоптанная тропа вывела нас не к мосту, как мы рассчитывали, а к поваленному через реку дереву. Переправились. На противоположном берегу встретили команду Полины Сашенковой, где был и Миша Рассохин. Они стояли там со вчерашнего дня. Отдохнув немного, мы собрались и поняли... что не знаем точно, куда идти. Но мы пошли. Мы предполагали (и совершенно справедливо), что вышли к реке ниже верхней тропы. Разведка в лице Макса и Паши отправилась вверх по берегу и доложила, что «там рыбы нет», а места непроходимые. Приняли решение углубиться в лес. Чёрт побери, и тут мы дали маху! Нужно было держаться реки, а мы уходили всё дальше в лес. Снег глубиной полтора метра, под ним вода и камни. Пурхались, пурхались, в конце концов, вышли на каменную речку и пошли по ней. По камням идти было полегче. Увидев впереди гору, дружно закричали «Двуглавая!», хотя некоторые трезвые головы утверждали, что не похожа. Их правота подтвердилась, когда слева открылся вид ещё на одну гору, и вот ЭТО уже точно была она! А что же первая? По карте, которая нашлась у Люды (ей спасибо, а нам стыд и позор! ни компаса, ни карты, блин!), определили, что это безымянная гора расположена между Малым и Большим Таганаем, а идя по каменной речке, мы движемся параллельно последнему. Стало быть, нам нужно опять сворачивать влево и углубляться в лес.

    Примерно через час бурения снежной целины и бурелома с ощутимым подъемом, меня впервые посетила мысль «за каким хреном я сюда попёрся?!!» Устали все, больше всего утомляла неизвестность. И даже тропа, на которую мы всё-таки вышли, уже не сильно нас обрадовала. Дошли до развилки, Лиза сходила по ней и сообщила, что это – Белый Ключ. Слава тебе, Господи! Времени было около 15 часов.

    Отдохнув чуть-чуть, мы припустили дальше и за 30 минут добрались до Гремучего. Тут был длинный привал, как говорится «наварили снегу и наелись до отвала». Тут же нашлась и группа Полины, они только что закончили горячий обед. Завидно! Может быть, мы бы тут и остались, но где-то на Откликном нас ждал Тоха Семёнов сотоварищи, поэтому – под рюкзак! Вперёд!!!

    За Гремучкой опять тяжёлый подъём и много снега. Все проваливаются и падают. Примерно в середине пути нам встречаются трое парне налегке. Проходя мимо меня, они сочувственно замечают: «Впереди вообще жопа…» «Жопа обычно сзади», – возражаю я. Ржут. А мне уже как-то и не до смеха. Когда же, наконец, этот чёртов Откликной?!

    Появились палатки, потом ещё, а потом тропа неожиданно вышла прямо к хребту. Там нас ждал сильный ветер. Антон не ждал. Попытались связаться – не получилось. Сходил на разведку, впереди только камни и снег, чёткой тропы нет, куда идти – непонятно. Ещё и прыгать по камням? Увольте. Мы решили разбить лагерь. Чуть-чуть спустились обратно по тропе и свернули влево. Было около 18 часов.

    ...Проваливаясь чуть ли не по пояс, я с ужасом думал, как же здесь можно поставить хоть что-то, а не четыре палатки??? Но глаза боятся, а ноги убегают... я хотел сказать, руки делают. :-) Мы стали трамбовать снег, парни занялись дровами и костром. И вот тут я хочу сказать большое спасибо всем, потому что момент был, извините, критический. Все устали до чёрта, а нужно ещё что-то делать. Но делали все, никто не сидел. Я впал в какое-то отупение (что вы хотите, сидячий образ жизни, городской организм...). Слабо помню, как, но у нас появились и дрова (по-моему, мы с кем-то что-то пилили) и палатки (с кем-то что-то натягивали). Спасибо Паше – у нас появился и костёр. Опять же, забегая вперёд, скажу, что, благодаря Паше, у нас не было проблем ни с костром, ни с приготовлением пищи на нём, несмотря на отсутствие костровых аксессуаров. :-) А Маша Григорьева очень хорошо разобралась с кухонным хозяйством. И вообще замечала многие вещи, которых никто не видел. Спасибо, ребята!

    Костёр вдохнул в меня немного жизни. И тут пришла SMS от Антона, в которой он сообщал, что они стоят на Майской поляне, где родник. Я ответил, где мы. Обрадовался, что нашлись.

    Сварили ужин, поели, снова взялись за дрова. В этот момент на нас напали двое подозрительных лесных человека. Вскрытие показало, что это Семёнов и Альви. Я опять обрадовался. :-) Они сказали, что мы шли правильно, только дальше нужно было прыгать по камням. Забегая вперёд once again , скажу, что на следующий день мы ходили туда. Ходу было ещё час! А в этот день мы бы просто легли на скалах. Ещё Тоха сказал, что они никуда не ходили, ждали нас, а Paradox 'у (как же его зовут-то?) топором поранило ногу. :-( Поэтому завтра они выдвигаются домой :-((( Но что делать? Попрощавшись с дорогими гостями... хотя это всё равно были наши бойцы, пусть мы почти и не вместе, вернулись к просушке и отдыху. Даже попели немного, но впереди был длинный день, а прошедший – в два раза длиннее, поэтому – спать, спать, спать...

    Лирическое отступление

    Весь день пели птицы и светило солнце.

     

    2-й день

    Утро встретило солнцем, немного спрятанным за облака. Благодаря дежурным, а также их добровольным помощникам, вскоре нас ждал вкусный (честное слово!) завтрак и запас хорошего настроения. Удивительное дело! Вчера вечером на предложенные мной варианты: Круглица или Откликной, на первое согласилось всего три человека, включая меня. Сегодня же на Круглицу потопало 10 человек. Четверо остались в лагере с целью приготовить обед (это хорошо!) и ближе к вечеру полазить по Откликному (тоже неплохо).

    Мы же, закинув в рюкзачки перекус, двинулись вперёд. Шли по краю хребта, периодически озираясь и задаваясь вопросом: а не пора ли вниз? Нам нужно было выйти на поляну, где стоял лагерь с Антоном, так как именно оттуда начиналась тропа на Круглицу. По-моему, в основном благодаря интуиции, мы нашли именно тропу до поляны, а по пути встретили Антона. Он, честный малый, :-) нёс нам большой котёл. Остальные бойцы отправились в сторону приюта, вроде бы так было ближе. Ведь там был раненый Paradox . Побеседовав с Тохой минут десять, попрощались уже окончательно. Дошли до поляны, а там... оказалось, эта поляна гораздо больше, чем помнилось мне с прошлого года, а главное, было совершенно непонятно, где же здесь родник, и где тропа на Круглицу? Поискали с Пашей воду, ничего не нашли, плюнули на снег (попали, кстати) и пошли по единственной тропе. Перед нами шла бригада с рюкзаками и лыжными палками. А мы шли и думали: вот мы сейчас так хорошо за ними идём, а вдруг они идут, например, в приют? Уверенность пришла неожиданно и имела облик наших друзей из Катера – Димы Бурдина и Санечки Кайгородовой (она с нами в прошлом году ходила на Таг, кто помнит). Они, в составе пяти человек, по их словам, сегодня с утра и протоптали ту тропу, по которой мы шли. Именно туда, куда нужно! Поблагодарив их за это, договорились встретиться на Откликном и пошли дальше.

    Сам по себе подъём был малоинтересен. Ближе к вершине стали попадаться ёлки с поразительным количеством шишек на ветвях и верхушках! А потом лес кончился. Мы перекусили, и стали штурмовать непосредственно гору. По пути, опять же благодаря изобретательному Паше, мы соорудили родник. Паша нашёл место, где вода подходила близко к поверхности. Убрав большие камни, сделали небольшую запруду из земли и камней, вода поднялась и разлилась до площади, когда её можно было черпать кружкой. Накидали на дно мелких камней, чтобы придавить муть. Отлично получилось! Жаль, что родник этот будет работать только при таянии снегов, да и то неизвестно, уцелеет ли.

    В общем, вот она, вершина! Там и шест с повязанными лоскутами ткани, и выложенные в долинке на другой стороне из камней названия команд, городов и проч. И ветер! И отличная сотовая связь от ЮУСТа. Я позвонил маме. :-) Не хватало Тохи Малышева с его познаниями в названиях окрестных вершин. Он в прошлый раз рассказывал, да я ничего не запомнил. Весь горизонт затянут дымкой, изрядно закрывавшей обзор, но Таганай был виден отлично. Мощный, чуть изогнутый Откликной напоминал хребет динозавра, встающего из земли. Красиво, просторно и не хотелось уходить.

    Спуск с горы для меня был лёгким и весёлым. Потом пошли по снегу, стало как обычно. Паша с Петей загорелись желанием залезть ещё и на Откликной... пришлось вручить Паше свой телефон «на всякий случай». Но обошлось.

    Возвращались тремя группами. В первой Илья, Вова, Даша и Маша. Во второй я. :-) В третьей Люда, Ксюша и Лиза. Они сильно отстали, а я сначала догонял первую группу, потом ждал последнюю... Видел Петю и Пашу, лезущих в гору, слышал вопли Макса «сейчас придём» и «уха в котелке». Многообещающе!

    Придя в лагерь, я присоединился к парням, заготавливающим дрова. Постепенно подтянулись все наши «хруппы». Закончив с дровами (Макс успел поиграть в Терминатора, кидая брёвна с горы и оглашая лес победными криками), принялись за уборку кострового места. За сутки костёр на метр погрузился в снег, но под ним вытаяли камни. Сначала много спорили, потом много делали, но в результате стоянка приобрела такой уютный вид, что просто не хотелось уходить.

    Паша долго отсутствовал в темноте. Вернувшись, поведал, как его впечатлило новое ощущение от дела, совершаемого обычно в одиночестве в лесу под кустом. На мой вопрос: «Тебе так один раз, а о девушках ты подумал?», он ответил: «Да!». Девушки немедленно поставили вопрос ребром: что же именно подумал о них Паша? Тему удалось замять.

    А ещё в этот вечер к нам присоединился Кирилл Горных. В три часа дня он прислал Лизе SMS ку, типа «сижу в электричке, встречайте». Пришёл ещё до темноты. А потом, в темноте, нас ждали традиционные мозги альпиниста, пиво (спасибо Кириллу) и шампанское (спасибо Максу). И, конечно, много песен! Жаль, не спеть было все любимые. Петя чуть-чуть поиграл на губной гармошке (не состроенной с гитарой), а Паша – на блок-флейте (та же фигня). Зато они оба маракасили. Было просто здорово сидеть у костра, петь, слушать, сушить носки (спасибо Лизе, она обсушила почти всех, и ни у кого ничего не сгорело). Да что я вам рассказываю! Кто ходил, знает, кто не был, побывайте!

    Лирическое отступление

    Пытался пойти дождик, но не смог. Чуть-чуть покапал, когда уже легли спать. В темноте раздавался дикий визг и хохот Даши с Машей и ржание Максима. Наверное, им было хорошо.

    3-й день

    Почему-то было очень трудно вставать. Болело всё. Проклиная сидячий образ жизни, рудничную пыль и бабушку-боксёра, я отскрёб себя с пенки и выкинул на улицу. Там опять трудились наши славные дежурные, и собиралась в дорогу Таня Булаева. Она уходила на утреннюю электричку с соседней группой. Что ж, мне really было приятно познакомиться с ней. Вчера вечером она неожиданно спела макаровскую песню, которая мне очень нравится, а я и не думал, что её знает кто-нибудь рядом. Спасибо!

    Утро прошло в сборах. Вышли почти вовремя, погодка стала потихоньку портиться. Шли до Белого, хотели до вечера залезть на Двуглавую. Незадолго перед Гремучим нас перехватили какие-то мужики. Они валили лес, собирались строить второй приют! Это повергло меня в горестные размышления. Я представил кучу народу, пьющего водку и вытаптывающего и загрязняющего лес. Хочется надеяться, что я не прав. Мы помогли им чуток, полчаса помахали топорами. Они строили баню и обещали, что для нас она будет бесплатной. Даже имена записали.

    На Гремучем было выдвинуто предложение: а не полезть ли в гору отсюда? Большинство всё же захотело дойти до Белого. Отдохнули и пошли.

    ...И вот тут я сильно лоханулся. Идя предпоследним (за мной был Илья), я вышел позже остальных. А Илья ещё позже. И я проскочил поворот на Белый. Ушёл по нижней тропе. Шёл, наверное, полчаса. Неладное заметил почти сразу, но на что-то надеялся (дурак). Потом посидел, подождал Илью. Решил идти назад, встретил людей, которые сказали, что до Белого я прошёл примерно полпути от Тесьмы. Шутники. Ругая себя и всех последними словами, я весьма в расстроенных чувствах дошёл до хренова поворота, свернул и нашёл наших. Конечно, они уже ушли в гору (не все, оставшиеся кипятили чай). А я не только сильно опоздал, а ещё и устал как бобёр, идя вниз, а потом вверх. Так было досадно, мне так хотелось залезть наверх!!! Не передать словами. Я попытался их догнать, но ничего не вышло. Устал, запал куда-то делся, я посидел под деревьями, успокаиваясь, и вернулся вниз. А вскоре все спустились. Мы выпили чаю, пожевали рыбьи трупы (шпроты в просторечии). В голову пришла мысль остаться ещё на ночь, чтобы ближе к вечеру можно было слазить наверх ещё раз. Обмусоливая это мысль и так, и сяк, решили всё же, что не стоит. Б о льшая часть парней уходила всё-таки вечером – кому нести палатки? Двинулись всё вместе. Наверное, и к лучшему. По пути нас окатил небольшой дождичек.

    До Тесьмы дошли, посидели на мосту, пофоткались опять же. Река разлилась, красивая, мощная. Хоть на кат, да в порог. :-) Но это из другой оперы, а наш путь лежал наверх, по крутому подъёму. Потом по ровной местности, потом опять по подъёму...

    Цивилизация встретила нас запахом горелого пластика и «ум-тс, ум-тс» из магнитолы в какой-то машине. You are welcome , как говорится! :-/ Переодевшись, мы минут пятнадцать поиграли в волейбол. Да, не зря же Лиза таскала туда-сюда волейбольный мячик! Хоть пригодился.

    Дальше – дорога, автобус, практически пустой на сей раз, беготня за билетами, газировкой и пивом. Попрощались с Вовой, с удивлением узнав, что он родом из Златоуста! М-да, а я-то думал, что «местные» только и знают, что на мотоциклах гонять, а на горы им наплевать.

    В электричке мы сели и я понял, как я устал! Впрочем, это не помешало подкрепиться бутербродами с паштетом и сыром. Потом народ взалкал песен, я заявил, что устал и играть не буду. Но я единственный, что ли, гитараст? Слава Богу, нет! Так что ехали не тихо, и я тоже потом «взгоношился». Под конец неожиданно и замечательно спели «Ямайку» и «Солдата» из репертуара «Пятницы». Потом ещё «Что ты имела». В куплете про «белый порошок» Петя хрипел на весь вагон. Потом ещё поиздевались над Пашей, а он – над Полом Маккартни. По-моему, была уже тихая истерика, и хотелось скорей приехать.

    Дважды к нам пытались пристать. Один пьяный мол.чел. сел на место вышедшего покурить Коркина и долго уговривал меня сыграть «Всё идёт по плану». А потом ещё какой-то субъект с бегающими глазами просил нас кого-нибудь «дать ему позвонить» и не верил утверждениям, что после четырёх дней в горах аккумуляторы разряжены совершенно.

    В Челябинске было тепло и темно. Мы двинулись к остановке, по пути теряя бойцов, разбегающихся каждый в свою сторону. Проводили по Арбату Кирилла и ввалились к Лизе домой. На этом месте хочется упомянуть о начатом сборе средств на прижизненный памятник родителям Стерликовых, в особенности маме, которая напекла нам кучу пирогов, пирожков и булочек, и вообще подогрела и обобра... подобрала и обогрела. [(С)К/ф «С лёгким паром!»]. За столом Маша выдала замечательную фразу: «А Илья здесь как будто бы не в первый раз». И это притом, что на обратном пути я втолковывал ей, кто у Лизы старший, кто младший, и кто здесь вообще Стерликов!

    Сытость и тепло окончательно склонили нас ко сну.

    Лирическое отступление

    Крепкий сон – залог здоровья!

    День последний

    Утром встали, позавтракали, двадцать минут погуляли по Арбату, пофоткались и поехали на автовокзал. 4 часа в автобусе. 1/5 пассажиров составляли хачики. Один из них сидел рядом с Ксюшей. На плановой остановке посредине маршрута она видела, как он совершал какие-то странные действия, напоминающие передачу большой суммы денег другому лицу. А перед Катером была плановая проверка ментами хачиковских документов, они все вышли, а потом вернулись. Кроме этого. Видно, и правда было что-то нечисто...

    Дома нас ждал кот. Он соскучился, мы тоже.

    Лирическое заключение

    Очень хочется сходить на Таг в сентябре. Кто готов? ;-)

    Навигация по материалам