Кузнецкий Алатау-2004 Летопись

    Мышь Николаевна
    Голосов пока нет

    Летописи

    Год: 2004
    Автор: Суворова Мария
    Регион: Западная Сибирь

    День 2.

    Нас догнали Ташкинов и Костя с кучей шариков разноцветных и воздушных. Всю оставшуюся дорогу играли в преферанс, смеялись, вспоминая различные истории, занимались всякой ерундистикой и ели.

    День 3. «Еда не кончалась»

    Мы, в ожидании утренней электрички, разместились на реке Томь возле поселка Чебол-су и начали доедать остатки съестного из поезда. Погодка стояла солнечная, и мы замечательно отпраздновали наши с Димкой дни рождения, а после весь день плюхались в речке. А еще мы начали приручать наши с Наташей, еще дикие рюкзаки, и подстраивать их под наши спины.

    День 4.

    Вынужденная стоянка на станции Лужба из-за необъявленной машинистом (я думаю, ему до сих пор икается) остановки, принятой нами за нашу. Диме и двум Наташкам, в результате, пришлось топать лишние шесть километров, остальных, к счастью, успел остановить Андрей. Естественно, план передвижения с запланированным перевалом не выполнен. «Ну и пусть», - сказали мы, зато искупались в замечательной джакузи с душем, правда водичка была, мягко скажем, прохладной, но это мелочи жизни.

    День 5.

    Сегодня был пройден первый перевал, который, как утверждали бывалые туристы, вовсе и не перевал, а так, холмик. Однако мы чуть не прошли мимо него на «пик дураков», нас спасла громко распеваемая песенка «про сало», на звуки которой из палатки появился заспанный человек и сказал, что мы таки не там свернули. Но отойти мы далеко не успели, так что все обошлось благополучно. Вниз мы спускались почти бегом, а впереди всех бежал Фобос (наверное, в него вживлен небольшой моторчик), он мечтательно прикрывал глаза и приговаривал: «Хариус, хариус». В результате вечером мы прошли мимо ямы, в которой, по словам знающих, были тучи этого хариуса. Мужики долго стояли и облизывались, желая закинуть удочки, и ушли с твердым намерением встать лагерем и налегке вернуться. Но вечером набежали тучи, и зарядил дождик, так что мечте было не суждено сбыться. Также сегодня было знаменательное событие – первое заседание « Men ' s club » в палатке Ташкинова, что там происходит, пока непонятно.

    День 6.

    На небе сплошное «молоко» и мелкий дождик как будто повис в воздухе. Брр. Встали на полудневку и ждем погоды, размышляя, куда двигаться дальше. В нашей палатке Дима рассматривает карту и перебирает варианты дальнейшего маршрута. Я оставила его в одиночестве и двинулась в соседнюю палатку, где опять начались сеансы массажа, и из углов было слышно тихое постанывание, довольное мурчание и другие, тому подобные звуки, сопровождающие проминание уставших спин. А ночью очередное заседание в палатке Ташкинова приоткрыло завесу тайны « Men ' s club ». Внутри витает аромат кофе (свежесваренного, между прочим), коньяка и лимона, все это освещается зеленым абажуром, сделанным из воздушного шарика, внутри которого висит фонарик (как только Леша его туда запихал?). В общем, жизнь прекрасна и безумно хороша.

    День 7.

    Выглянуло солнце, громкие крики «ура-а-а». Мы начали потихоньку вылезать из палаток и недоверчиво поглядывать на небо, не веря, что оно может быть голубым. Сделали закладку и под облегченными рюкзаками двинули дальше, радуясь солнцу над головой и болоту под ногами. Вечером остановились на ручье, развесили сушиться толпу мокрых вещей, пока есть возможность. Ночью любовались звездным небом и пытались рассмотреть персииды (это такие звездочки, которые должны были буквально гроздьями валить из созвездия Персея в августе).

    День 8.

    Стоим под перевалом в облаке, вода льет отовсюду, вещи все еще «сушатся» со вчерашнего дня. Лежим в палатке и занимаемся ничегонеделаньем. Собрались в « Men ' s club » почти полным составом за исключением Лешего и Натахи, дрыхнущих в соседней палатке.

    День 9. «Снег над палаткой кружится…»

    Дождь кончился, но отсутствие дождя не есть показатель хорошей погоды, так как его сменил снег и на нас село густое белое облако, окутавшее нас со всех сторон. Мы шли в тумане и перекрикивались: « Ёжик! Лошадка!»- и также как упомянутый ежик заблудились- потеряли перевал (надо же так). В общем, заночевали мы на перевале, в снегу, полностью подтвердив фразу «альпинизм- лучшее средство перезимовать лето». На следующее утро, то бишь день десятый, уже намело небольшие такие сугробики, а палатки напоминали иглу. Облако все еще не ушло, и мы, быстренько собравшись, двинулись вниз по наконец найденному спуску. А внизу красота, солнышко светит, птички поют, цветочки цветут- есть в жизни счастье. Вот так за пару часов можно (заметьте, пешком) попасть из зимы в лето. Остановились мы возле устья речки на персональном озере и, наконец, увидели всю красоту окружающих гор, не скрытых туманом.

    День 11.

    Утро, чистое небо без облаков. Такое бывает? Пошли на Верхний зуб через перевал Козьи ворота. Сплошное великолепие вокруг: горы, озера, долины, в общем, все, ради чего мы сюда карабкались. А еще ледник, с которого я скатилась на попе (за что на меня страшно ругались), зеленое озеро с ледяной водой, водопад- вся прелесть гор перед нами. А потом возвращение в лагерь сквозь кусты, кусты и еще раз кусты (и немного болот), в лагере нас ждала Санька с горячей кашей и вечерним кофе (кофе в походе - здорово, правда?) Вечером в клубе желтых шнурков опять переполох: владельцы четырех пар одинаковых ботинок после сушки оных, ищут, где чьи, но это еще ничего, а вот разобраться где чьи стельки…В общем, игра называется найди десять отличий.

    День 12.

    Сегодня сплошные скачки вверх, вниз, вверх, вниз: два перевала и два водораздела (ну, в общем-то, не сильно отличающихся от перевалов). Ломились по каким- то непролазным кустам типа сланника и ползали под дождем по мокрому, поросшему черным мхом, скользкому, огромному курумнику под кодовым названием «чюмоданы», который лежал исключительно под неудобными для прохождения углами (много гадостей я про него наговорила, правда?). Вот тут-то я и сказала, что я об этом думаю и десять раз успела обозвать себя разными печатными и не очень словами, но теперь я сижу, сытая, протянув ноги к костру, и под светом фонарика пишу это и все уже не так страшно. Ну ладно, буду закругляться, а то идет медик с зеленкой мазать любимые болячки.

    День 14.

    Вчера снова ломились как лоси по азимуту: «15 градусов левее солнца», напролом по буреломам, болотам и другой, не менее приятной местности, в общем, воистину - курумные реки, сланниковые берега. Пройдя все это и окончательно измотавшись, встали на ночевку на замечательной полянке рядом с дружественной группой, у которой была гитара. И мы весь вечер (а точнее, ночь) пели песни, и было чудесное звездное небо, и мы любовались на падающие звезды - прекрасные персииды, и все вокруг дышало красотой и одухотворенностью.

    Утром от нас ушли Леша Ташкинов и Костя, нас осталось девять, « Men ' s club » закрылся, грустно…

    Весь день прошел в сплошном разлагательстве. Вещи сушатся, а их хозяева, наоборот, обмакивают свои бренные тела в холодную речную воду. Сбылась мечта идиота - я помыла голову «Ура». К вечеру, наконец, собрались и за пару часов сделали перевал и встали на ближайшей стоянке.

    День 15.

    Стоим на дневке. Мужская часть народонаселения нашей группы ушла за закладкой, и девушки, оставшись без их надзора, устроили помывку, стирку и просушку. Через пару часов мы были чистые, пушистые, расчесанные и топлесс грелись на солнышке. Проходящая мимо группа была несколько смущена. М да.

    Вскоре вернулся Леха с продуктами (ура, мы не умрем с голоду) и заказом от оставшихся рыбачить Димок и Андрюхи на тортик и стриптиз с выходом. Ну, стриптиз они пропустили, а тортик мы сделали и не только тортик, а еще различные изыски, вроде котлеток , а также пюре, варенье и компот из натурпродуктов. В общем, после ужина все остались довольные и объевшиеся и еще долго сидели под нашей импровизированной новогодней елочкой, украшенной рябиной и золотинками за столом, украшенным вкусностями.

    День 16.

    Мы медленно и лениво с остановками по полчаса вскарабкались на Малый зуб, полюбовались скалками (естественно не обошлось без попыток полазить по этим самым скалкам), потыкали пальцем в места, где ступали наши ноги и поскакали вниз со словами «и они ломанулись», ставшими очередным слоганом нашего похода.

    День 20. «Больные зубы»

    Ну что ж летописец я молодой и неопытный, а посему сама летопись была запущена (можно считать это творческим отпуском), но все же я попытаюсь восстановить ход событий. Итак, все эти дни мы стояли все там же - под перевалом Озерный (что примечательно - не по причине плохой погоды, а исключительно по собственному желанию) и бегали в различные интересные места. На 17 день двумя Димками и Натальей Б. была предпринята попытка покорить Большой зуб, который в дальнейшем был переименован в Больной. А попытка эта закончилась покорением вершины ЗапСиб и возгласами об огромных «живых» камнях и «веселых» кулуарах. Остальная часть группы «воздержалась» и, дойдя до красивейших водопадов и искупавшись в озерце, двинулась отсиживаться в лагере. На следующий день мы разделились на три группы по двое и отправились кто куда: одна из групп - вчерашних покорителей вершин осталась дневать в лагере, другая - Леший с Санькой и Лушкиной отправились на какую-то безымянную вершинку, а третья, в составе Андрюхи, Наташи и меня, отправилась на озера с красными льдинами. Прогулялись мы отлично, Андрей сделал кучу фотографий на водопадах, насобирали черники, коей в той долине было просто умотаться, и вечером сделали варенье, Санечка напекла лепешек, и все это мы смели враз. М-м-м, вкуснятина. На 19 день была очередная попытка покорения Зуба, на этот раз закончившаяся удачно. Я, по причине ушибленного колена, и наш дорогой завхоз остались в цирке у озера разлагаться, загорать и глядеть на водопады. Народ вернулся с возгласами: «Шаг влево, шаг вправо – расстрел»,- и - «какие скалки, какая долинка». Вот и все, что я могу сказать об этом Больном зубе. Ну а сейчас я сижу в палатке с фонариком на нашем старом месте стоянки - в кедрачах, все спят, разве что, из соседней палатки время от времени доносятся возгласы Лушкиной и взрывы смеха. Погода сегодня с утра внезапно испортилась, и поэтому прошли мы сегодня совсем немного и позамерзали. Дождь прекратился только ближе к ночи, ну ладно, будем надеяться, завтра все будет лучше. Спокойной ночи (любимая фраза нашей палатки).

    День 21. «Хариус, хариус»

    Мы дошли до стоянки с видом на хариуса и мужская часть населения нашей группы с горящими глазами начала разматывать снасти и закидывать удочки. А вечером, когда уже было слишком темно, чтобы ловить рыбу, и единственный добытый хариус одиноко солился в котелке, мы дружно сидели у костра. Леший, как всегда бурагозил, а Лушкина, подбежав к Андрею, дергала его за рукав и жаловалась: «Андрей Юрьевич, а Леша балуется», после чего Андрей со всей возможной строгостью в голосе говорил: «Ай-яй-яй» и расставлял всех по углам палатки. Дмитрий Леонидович же был более лоялен к шалостям «своей» молодежи и лишь грустно вздыхал, приговаривая: «Дети, пусть балуются».

    День 22.

    Двуглавая, которая была видна с нашей стоянки, позабыта, поскольку наш руководитель отправился на охоту за рыбой. В результате, к вечеру тройными усилиями Димы, Фобоса и Андрея было поймано пять рыбок. Были слышны злобные ругательства о том, что рыба «косая»- она кидается на крючке, но промахивается, и что с этим делать они не знают. А так была дневка, и народ придумывал себе различные развлечения, типа сбора черники, поиска несуществующих грибов, а хитом сезона была научно-развлекательная программа «жизнь жуков», коих водилось в огромных количествах почему-то именно на двух деревьях на стоянке. Мы стояли, заложив ручки за спину, и время от времени произносили что- то вроде: «Смотри, смотри, тот огромный прогнал одноусого»,- или - «они нашли друг друга». Вот так, собственно в полном безделье и прошел день. Да, еще интересная подробность: по последним подсчетам крик «миски на базу» сегодня звучал семь раз, правда, порции были не столь впечатляющие. Да и вообще, почитаешь летопись – такое ощущение, что мы только и балду пинаем. Не верьте мне, люди добрые! Просто я пишу летопись по вечерам, когда, отдохнув после перехода и сказав: «Счастье есть, его нельзя не есть», думаешь, что жизнь прекрасна и безумно хороша. Вот.

    День 23.

    Утро началось с заявления завхоза Натальи: «Чай пьем без сахара, соли надо есть побольше, можно пить чай с солью - соли много, все это заедаем чесноком», но это ничего, она только запугивала, все обошлось только чаем без сахара. Сегодня и вчера дождя не было, так что тропа чуть подсохла и приобрела более менее приличный вид: грязь, наконец, была не по щиколотку, и можно было идти нормально, а не перепрыгивать с кочки на кочку, боясь утонуть по колено. Андрей идет сзади - у него больная нога и мы переговариваемся с ним по рации. Перекус ему оставили в пеньке, под кроссовком, который лежал на стоянке, где и обитал сей пенек. А вечером в палатке опять начался бурагоз: нам почему- то в этот раз было особо тесно и, дабы образовать в стежке лишнее место, было внесено предложение, складывать бедра в шахматном порядке. Но тут же возникла проблема - что же делать с плечами Фобоса, тогда было решено складировать их на уровне бедер, но решение тут же было отвергнуто обладателем этих плеч, он аргументировал это отсутствием иного дыхательного отверстия, кроме носа, а задохнуться он по какой-то причине не желал.

    День 24. «Путь домой»

    Сегодня нам стало «скучно» идти по основной тропе, и мы свернули с нее и в поисках приключений двинулись вдоль речки, но скоро та тропка, по которой мы пошли, кончилась и, соответственно, началось свободное лазание по прибережным скалкам под рюкзаками. В конце концов, нам надоело и это, и мы ломанулись искать тропу, в результате чего мы на квадратном километре нахватались столько приключений, что мало не покажется: крутой подъем вверх (естественно, без тропы), куча поваленных кедров, через которые просто невозможно было перелезть, скалки, мокрый травянистый спуск – в общем, все радости жизни.

    День 25.

    Приключения продолжаются: опять идем вдоль речки, появилось слабое подобие тропы. Мы три раза переправлялись через речку и все время разными способами: то пилили деревья, то бросали камушки покрупнее, то просто переходили вброд, потому как так интереснее сказали мы. После обеда Андрей опять пошел отдельно, а когда мы в очередной раз связались, оказалось, что мы ушли по другому притоку ручья, так что пришлось догонять Андрюху. Но самое интересное началось вечером, когда мы встали на месте, названном нами стоянкой, где не было ни одного ровного участка земли, а спали мы под таким уклоном, что даже смотреть было страшно, а из палатки приходилось десантироваться. Но ничего, каждый свернулся буквой зю вокруг своей кочки, и все дружно засопели в две дырочки. Но в лагере витают пессимистические настроения, и девчонки растягивают провизию еще на один ходовой день.

    День 26.

    Сколько было счастья, когда мы выбрались на курумник, сухой и не шатающийся, а вокруг не было бурелома, травы и веток. Но еще радостнее стало, когда мы вышли на тропку, заросшую, но все же тропу, которая была даже помечена различными тряпочками, а со временем мы даже начали встречать признаки цивилизации: консервные банки, и обязательные кеды, которые были оставлены, наверное, на каждой тропе. К вечеру мы вышли к Амзасу и резко попали в цивилизацию - чуть ли не асфальтированная тропа, превращающаяся в подобие дороги, выстроенные переправы, готовые ровные стоянки, люди ходят. В общем, после тех дебрей, в которые мы забурились, это было просто невероятно. А еще мы с большим удовольствием валялись на зеленой лужайке и мылись в речке.

    День 27.

    Дошли до станции и добрались до Новокузнецка, где взяли билеты до Челябинска и с большой радостью пошли по магазинам, наслаждаясь цивилизацией. Поход подходит к концу и становится грустно, я сижу в поезде, и как-то не верится, что еще утром мы были в лесу. Кажется, что все это было очень давно, в памяти проносятся сумбурные отрывки прошедших дней, приходит чувство опустошения. Но, я надеюсь, что все это пройдет и будет новый день, и все будет хорошо, и впереди нас ждет еще не один поход.

    Навигация по материалам