ХАМАР-ДАБАН 2003

    Лиля Валиахметова
    Голосов пока нет

    Летописи

    Год: 2003
    Автор: Валиахметова Лиля
    Регион: Прибайкалье
    Редакция первая.
    Хроника событий одного
    похода от лица автора.
    Описание осадков, блюд
    и некоторых событий.

    Участники: Дима (руководитель), Санька,
    Андрей и Наташа Шиповы, Лиля,
    турклуб УрГАХА:
    Малыш-Леша, Наташа (медик), Даша,
    Оля (летописец), Люба (завхоз), Таня.

     

    26-27-28 июля. Поезд

    12:53 (свердловское время). Отбытие поезда Москва – Хабаровск.
    Почти три дня пути.
    В первый день неосторожно продуло горло. Ночью почему-то полка тверже, чем днем. В этом же вагоне едут поляки – до Иркутска, сплавляются по Оке – Саянской. Смешная у них речь, красивые, вежливые парни. Понимают по-русски, один очень хорошо разговаривает. Михалька – имя как из детской книжки.
    Девочки организуют централизованное питание, делают салат, мажут бутерброды, поят чаем. Малыша тоже где-то продуло, его всю дорогу укутывают.
    Димка с Санькой умудрились раза два меня «потерять» уже в поезде. Полки в основном боковые, собраться всем вместе сложно. Соседи по купе спрашивают, куда направились такие хрупкие девочки с такими большими рюкзаками и как они их собираются нести, да еще в горах. Я честно говорю, что сама не представляю.
    В 17:24 по Москве Слюдянка, затем, вероятно около Байкальск.

    28 июля вечер. Высадка.
    Примерно 11 часов по местному времени. Оперативная высадка на станции (как оказалось) Байкальск-сортировочный. То есть нас провезли чуть дальше, чем планировалось. В результате ночной марш по дороге с проносящимися мимо машинами. Примерно около часа. Затем нашли (дошли) реку Солзан. Спустились с дороги и стали там лагерем. Естественно это все в темноте.. Поставили палатки. Попили чай (сготовленный на примусе) с поездными остатками. Ну и спать. Шум реки, проезжающих по дороге машин.

    29 июля. День первый.
    Пробуждение. Утро, обещающе солнечный день. Андрей, таскающий дрова. Разведка вверх по дороге. Там полянка со следами кострищ, удобные камушки, возможные места для купания.
    Попытка заплести две косички закончилась двумя косичками только на затылке.
    Утреннее окунание в речке. Замечательно. Когда вылезаешь совсем не холодно.
    Завтрак – вкусная рисовая каша с курицей.
    Сбор рюкзака, запихивание спальника в компрессионный мешок. Утягивание со всех сторон. Марш по дороге через Байкальск. Самого города (или поселка) не видно одна дорога с машинами. По обочине люди (кучками) с ведрами ягод, и маленький рынок, где продают клубнику, клубнику и еще раз клубнику, немного горячекопченой рыбы, ну и чуть-чуть (два типа – киосочка) обычных рыночных товаров.
    На рынке закупились 11 рыбками горячего копчения, сфотографировались и марш бросок по дороге. Дошли до моста через реку “Бабху” и спустились к речке. Далее по тропинке около речки вверх по течению.
    Чем дальше, тем речка становится многоводнее и шире. Камни, прозрачные буруны чуть зеленоватые или голубоватые.
    Идем примерно минут 30, отдыхаем минут10-15.
    Через два перехода привал на обед. На обед каждому по целой рыбе горячего копчения. Запиваем водой из реки. Идем быстро, поэтому тяжело. Отдыхать хорошо у речки. Рельеф – подъема почти нет. На подходе к «стрелке» несколько мини – экстремальных мест. Проход около реки по камушкам и под камушками. Лазанье по камушкам около реки. Хорошо там натянута проволока для спуска (или подъема).
    Где-то тропа поднимается выше над речкой, кружится. Красиво, деревья, речка.
    Бревна лежащие поперек тропы выпилили, чтобы можно было пройти. И так на всей тропе до стрелки и чуть выше. И еще синие ленточки, указывающие тропу. Спасибо германским добровольцам.
    Стрелка – это место для лагеря у слияния двух рек. Бабха (или ручей) правобережная сливается с Бабхой (ручьем) левобережной и уже течет просто Бабхой (*поправка редактора: река Бабха берет начало с пика Бабха, принимает в себя ручьи Правый Поперечный и Левый Поперечный). Через одну из них мостик. Три бревнышка и два бревнышка. По трем бревнышкам ходить можно. По двум не пробовала.
    Прыгали по камушкам, смотрели, как образуются маленькие водопадики. После слияния - сильное течение, затем течение быстро затихает и образуется большая “ванна”. Наверное, глубиной в два человека, шириной во всю реку. Удалось только окунуться, далеко плыть страшновато и холодно. Зато вылезешь, и становится жарко.
    Пока умывались и купались, сварился ужин – макароны с колбасой. Колбаса вполне (даже очень вполне) съедобная. Да еще и чуть-чуть сыра в макаронах.
    После споласкивания тарелки и чистки зубов стемнело и баиньки. Вторая ночь в палатке. Вся палатка съезжала под горку, то есть на меня. Под самый бок палатки, хорошо, что в спальнике, так как бок палатки мокрый.

    31 июля. В цирк.
    Подъем. Чистка зубов и купание в “ванне”. Замечательное ощущение, после того как окунешься. С утра накрапывал дождик.
    На завтрак полная миска манной сладкой каши. Вкусно, но очень много.
    Сбор лагеря. Пока собираются, прыгаю по мостику, камешкам, фотографирую. Из своего лагеря вышли гринписовцы. Прошли через наш лагерь с бензопилой, пилить бревна, делать хороший мост. У них руководил байкальский дядька, который сказал, что у нас картина не правильная. И озеро не там, и перевал дальше.
    Лагерь собран, двинулись по мосту. Димка быстро перебежал и первую, и вторую половину мостика. Далее пошли все, довольно удачно. Я забралась на мостик, передвинула одну ногу, вторую, поняла, что с таким весом на спине по мосту мне не пройти. Помахала руками, типа сейчас полечу, иным методом передвигаться не могу. Обидно… Оперлась на палку, уткнув ее в мост. Нашлась третья точка опоры, и дальше все пошло хорошо. Первую часть мостика я прошла успешно, остальную перебралась по камушкам. В лагере у гринписовцев ничего интересного. Три закрытые палатки. Навес над бревнышками. И никого, все на работе.
    Сегодня тропинки все круче и круче (по сравнению со вчерашним). Где-то “ступени” в тропе и карабкаешься почти вертикально. Закарабкаешься, а там елочки, трава на полянках вся в росе лежит, а у елочек черничник вполне крупный и съедобный. И дальше по тропинке можно на ходу срывать чернику и есть. Небольшой спуск, затем подъем. И подъем не очень крутой, но вверх. Стволы деревьев: елок, кедров еще каких-то. С елок свисает лишайник что-ли, или как там его. На тропинке давно сгрызенные шишки, чешуйки от сгрызенных шишек и хвоя. Идем 10 минут, сидим 5-10 минут.
    Идет дождь, и все сильнее и назойливее. Постепенно промокаем. У меня ботинки держались почти до самого конца, но потом тоже промокли. Костюм промок где-то часа через полтора. Когда идешь – жарко, сидишь – остынешь - замерзнешь, идешь снова согреваешься. А не останавливаться нельзя, тяжело. Остановились у какого-то кострища под сосной, сели, достали все, что не далеко съедобного. Санька выкопала изюм. Оля шоколадки. У меня были ириски. Пустили мешок с сухарями. Особенно понравился изюм с шоколадом - прямо Альпенгольд по отдельности.
    Совсем промокшие пошли дальше. Чуть согреешься, уже отдыхать и мерзнуть. Мокро, холодно, мерзко, когда и куда придем - не известно. И неизвестность хуже всего. Где-то рядом шумит Бабха, правая или левая уже не важно.
    Вышли туда, где начинаются камни и кончаются деревья, полезли вверх по камням. Чуть-чуть (метров 15 вверх) залезли. Ладно, увидели дым от костра внизу. Слезаем. Слезать по мокрым камням с рюкзаком очень сложно. Дождик продолжается. Ползу, палка мешается, руки замерзли, спина устала, камни холодные, пальцы не слушаются.
    Говорят, Наташа Лушкина упала лбом вперед, рюкзак сверху. Лицо попало в мягкий мох, буквально в нескольких сантиметрах от камня. Лежит и хихикает. И комментирует: - «Я смеюсь, а не плачу», чтобы не подумали, что что-то серьезное.
    Спустились. Перед отставшей группой появилась Санька уже без рюкзака и сказала, что осталось метров 50. Это подействовало очень окрыляюще. На самом деле, уже скоро казалась стоянка: полянка с 3-4 палатками и замечательным костром. Нарезанным хлебом и компотом.
    11 мокрых клоунов пришли в цирк. Продрогшие и дрожащие сгрудились у костра. Больше дымящего, а не греющего. Хорошо, что быстро поставили чай. После второй кружки я почувствовала себя согревшимся человеком. Поставили палатки на другом берегу ручья. Запускали по одному переодеваться во все сухое, и больше не выпускали. Только все переоделись, как «появился» котел с кашей. (Гречневой с колбасой и чай). Прямо в палатке. Сказочно, спасибо Диме, Лехе и Наташе. Наташа такая вся зеленая, на нее повесели зеленый компас и со сверкающей улыбкой. Ее сегодняшняя фраза дня (на одной из остановок в мокром лесу): “Я чувствую себя как этот зеленый папоротник”.
    Димка то посмеивается, то немного выражает недовольство (когда палатку достали, но не поставили, и она мокла).
    Когда мы еще стояли на одной из остановок, кажется под сосной, Димка грозился прийти, поставить палатки, разогнать всех по палаткам, и напоить водкой. Я тогда спросила, а кормить нас будут? Кажется, Леша сказал: “Я накормлю”. Ведь, на самом деле, когда мы пришли, во многом благодаря его стараниям очень быстро образовалась еда. Кстати, он поступил разумно, когда весь промок, то одел сухой свитер и накидку. В результате я думаю, был суше других. Накидка зеленоватая, в руке срубленная ствол-палка, серьезный взгляд. После ужина наша палатка занялась массажем. Санечка главный массажист, немного Димка. После массажа спина приятно нагревается, и всех расталкивают по состегнутым спальникам.
    Прогулка по одному в накидке за палатку под дождь. И спать.

    31 июля. Дождь. Дождь. Дождь.
    Утро. Дождь. Снаружи красиво. Со всех сторон горы, вершины теряются в тумане и дожде. Тоненькие елочки с одной и другой стороны ущелья. С гор стекают по речке водопады. Если бы выключился дождь, было бы чудно.
    Думала, пока варится завтрак посушить носки шерстяные. У костра чуть тепло, близко с носками не подойдешь, - еда варится. Дым то и дело норовил в глаза залезть. Если носки чуть-чуть и подсушились, то глаза полные дыма. Ладно. Иду есть. Пшенная замечательная каша и чай в палатке с конфетами. Посуда под дождик мыться. Сами сидим в палатке. Я пишу. Треплемся. Грызем сухари. Проклинаем дождь. Ждем - варится обед.
    Димка с …
    Записи прерываются, потому что дальше обед: замечательный борщ с майонезом. И к чаю полторы (не съеденные вчера) сушки.
    После обеда сон в мокрой водолазке (дабы высушить) и мокром спальнике (от водолазки) но вообще-то тепло и мокро. Весь день идет дождь. Вечером, устав сидеть в палатке, можно было попилить елки на дрова.
    Поздравляем Диму. Все 11 человек вместились в нашу палатку. Торт почти как настоящий, и много разных вкусностей. Вручение фонарика. Сразу в палатке стало светлее. Коньяк достался даже духу погоды Бурханчику (это мы его задабриваем).
    Засыпаю с одной мыслью, что бы завтра дождь перестал.

    1 августа “Водопады”
    Пробуждение. Первая мысль – опять дождь. Снаружи обстановка кажется обнадеживающей. Между горами ущелья, уходящего к Байкалу виден просвет. Почти затаив дыхание, смотрим, как светлая область растет. Серость над нашим цирком постепенно обретает очертания отдельных облаков и тучек. Дежурит Оля, помогает ей Леша. Едим в палатках, но постепенно вода с неба прекращается. «У писающих акробатов кончилось пиво, и они пошли за ним в Иркутск»- шутят зеленые.
    Лагерь опутался веревками, развешено все, что только можно повесить. Одетые в рюкзаки елки представляются либо черепашками ниндзя, либо инопланетянами. Сегодня идем на ближний склон горы смотреть речки – водопады. Сфотографировав водопад, поднялись до уровня «альпийских лугов». Решили карабкаться выше. Залезли довольно высоко. Выше уже был подъем с элементами свободного лазания, пришлось спуститься. Спуск был сложнее, чем подъем. Я поняла, что завтра, на Порожистом мне палки понадобятся. На обратном пути наелись черники и насобирали ее немного. Так же познакомились со стлаником, специально в нем полазив ради любопытства. Спустились в лагерь. Искупались в речке.
    Даша и Ольга, объединившись, сварили обед, и потом для некоторых не наевшихся ужин. Наевшись каши, Танюшка и Люба развеселились, и в палатке стоял хохот. Спим.

    2 августа “Пик Порожистый”
    Крик дежурных: «миски на базу!». И кто его придумал? Пробираясь сквозь дебри сна, вылезаю из палатки, ищу свою миску. Завтрак, сбор на вершину.
    Как не вставали пораньше, выходим в одиннадцатом часу. Подъем идет довольно бойко, мне интересно карабкаться по камушкам. Вот мы уже на перевале, дальше путь по гребню. Он похож на спину дракона. А вид - то какой отсюда: горы, горы, горы и озеро. Кто-то не слабо порезвился, творя эту местность. Чем дальше вверх, тем больше гор. Красиво. Несколько трудных участков и до вершины остается каменистый гребень. В принципе по нему тропинка, однако «шаг вправо, шаг влево считается прыжком». И высоко!!! Поэтому иду почти на четырех конечностях. Наконец вершина! (флаг, зацементированный в столбик камней, и при них бутылка с записками). Архитекторы, дизайнеры и бывалые туристы, а карандаша ни у кого нет. Забавно. Оставить свою роспись на этом пике нам не удалось. Зато мы посадили финиковый стланик и подсолнухи, бросая косточки в разные стороны во время перекуса на гребне.
    Спуск вниз. Я почти в хвосте отряда. За мною только Санька и Леша. Идут и говорят что-то о ролевиках. Слышны слова: эльфы, Лориэн, гоблины. Я вдруг реально представляю себя хоббитом с маленькими ножками и ручками в большой стране гор.
    С перевала спускались по мху и по стланику. Как оказалось, эта репетиция стланика нам пригодилась. Солнце, горы, черника, ручьи-водопадики. Перед каким-то ручьем все уже выбрались из стланика, ждут Ольгу и Лешу. Появляется в зеленых ветвях стланика Ольга. Красный анорак в пушистых зеленых кедровых ветках, растрепанные вьющиеся волосы и очки немного съехавшие. Трогательно-очаровательный турист, преодолевший стланик. Появляется Малыш. Останавливается на границе стланика, смотрит на всех. В лохматых зеленых ветках, с лохматыми волосами, с деревянной палкой в руках, с задумчиво-лукавыми веселыми глазами он напоминает настоящего жителя – духа этих гор, стланика, цирка.
    Остановились, напились у ручья, вниз.
    Таня, остававшаяся в лагере рассказывает, что сквозь сон слышала какую-то красивую песню, а, проснувшись, никаких людей не увидела. То, наверное, были горные эльфы. Иду купаться и немного опаздываю на дежурство. Сегодня у нас пюре с колбасой, чай и какао. Вечером у костра сушим, что еще осталось мокрым, поем песни, смотрим на звезды. Санька с Лешей смастерили «ракету». Говорят, падало много метеоритов, правда я их не заметила. Идем спать, завтра вставать рано.

    3 августа “Перевал”
    Раньше, как обычно встают дежурные. Сегодня это мы с Наташей. Потом будим остальных.
    После завтрака собираем лагерь. Все почти уже собрано, но выясняется, что Наташа заболела и даже идти не может. У нас есть варианты остаться в этом цирке и никуда не идти или нести через перевал Наташу на носилках (что просто не реально). Наташу эти варианты не устраивают. Ей ставят обезболивающее, и она решает, что справится с перевалом. К Дашиному рюкзаку привязывают разобранный Наташин рюкзак, и он необычно висит сзади, стараясь за что-нибудь зацепиться. Одев рюкзаки, идем на перевал. Подняться на перевал для меня было самой трудной частью пути в этот день. Рюкзак тяжелый, да еще карабкаться вверх по немаленьким камням. И вот мы на перевале. Это радует. Но, как оказалось, это была самая короткая часть пути. Спуск же был намного дольше. Сначала спуск до горного озера. Там изумрудная вода (немного теплее, чем в реке). Красиво. Искупались, пообедали.
    Дальше тоже было не скучно. Спускались по курумнику, временами довольно крупному. Прыгать с рюкзаком на спине у меня получается еще хуже, чем без рюкзака. Было момента два, где бы я без помощи Андрея не прошла. (Один раз застряла между двумя камня ми и не знала, как выбраться, и еще что-то подобное). Спускаюсь очень медленно. Камни твердые, на них падать не хочется.
    Наконец голый курумник кончился. Стали появляться отдельные деревья, затем стало похоже на настоящий лес, только рельеф оставался довольно крутой. Нашли на елке табличку со знаком ГТО, прихватизировали на память. Тропа где-то потерялась. Спускаемся, темнеет, появляются участки стланика, а мы еще высоко и, похоже, до речки нам сегодня не добраться по этим зарослям. Санька нервничает, Димку, как всегда, не поймешь. Видим следы стоянок-ночевок на горе. Дойдя до очередных полянок, (если полянкой можно назвать площадку примерно 4х4 м. с уклонов 30 градусов), решаем устроиться на ночевку здесь. В нашем распоряжении две «полянки» и все заросли в округе. Разводятся два костра, происходит дележка перекуса на ужин (воды нет, искать в темноте, в зарослях ручей не безопасно). А так все замечательно, только не хватает немного горячей кружки чая. Зато нас ждет приключенческая ночевка под открытым небом. Народ кто творчески, кто практически подходит к организации себе спальных мест. Мне понравилась идея Андрея спать на ветках елки. Вытаскиваю коврик и довольно мягко устраиваюсь на ветвях ближайшей елки. Одно но, как бы ночью не съехать на девчонок, которые «вьют» себе гнездо ниже по склону. Темно, видны звезды, горит костер, тепло, сплю.
    Ощущение подкрадывающегося холода где-то по середине ночи заставляет проснуться. Встаю, решаю посидеть у костра, поддерживая огонь, играя в какой-то ковбойский фильм.

    4 августа “Типа дневка”
    Очнулась у костра. Лежу, свернувшись клубочком на пенке чуть выше костровища. Уже светло, по сравнению с тем, что было. Тогда как раз начинало светать, и я хотела посмотреть, как оно (наступление дня) дальше будет происходить. Напротив горела яркая толи звезда, толи планета, и справа горели друг за другом сияния и чуть меньше и дальше, красная звездочка. Звезды порядком побледнели. А теперь небо уже синее, без всяких звезд. Чуть алым светом осветило только самые верхушки хребта, лежащего напротив. Отблеск рассвета. Красиво. Фотоаппарат в клапане рюкзака под девчонками. Все равно не передать фотопленкой. Ощущение прохлады. Стараясь не шуметь, восстанавливаю костер. Внизу визжит Димка, галдит Саня. У них тоже костер. Постепенно светает. Хребет становится светло-нежно-зеленым. Свет освещает все больше и больше пространства. Полоса света с верхушек гор спускается все ниже и ниже, и вот уже наш склон частично под солнцем.
    Снизу идет Димка. Таня с Любой уже сидят у костра. Он типа кукарекает или что-то в этом роде. Хочет разбудить народ. Народ в своих гнездышках, и просыпаться, двигаться, и брать новые препятствия явно не хочет. Димка отыскивает разные гнездовья народа, удивляясь тому, кто и как устроился.
    Самое уютное и теплое гнездо у Даши с Ольгой. Они там уже проснулись, но выбираться не спешат. Просят их сфотографировать. Потом вылезают из-под одеяла, и начинается процесс заталкивания спальника.
    Две пары ботинок, висевшие на ветвях ели спускаются на землю. Это довольно бойко встают Шиповы, из своего гнезда за елкой. Ничего, им вроде тоже было нормально спать, только, говорят, ноги затекали. Откуда-то сверху появляется сначала Наташа, потом Малыш “тоже из гнездышка”.
    Даша протягивает фляжку. Я наливаю себе в кружку глотков 5 чаю (при этом в кружке оказывается не вытряхиваемый пепел костра или земля и еще всякие мелочи). С удовольствием съедаю вкусный овсяный пряник и заедаю парой – тройкой конфет. Надо собираться. Ногам совсем не хочется сгибаться в коленях, ну ладно.
    Народ медленно собирается, обсуждая квадратно – гнездовый способ посадки картошки и квадратно-гнездовой способ гнездования туристов. Даше очень нравится в своем гнезде. Выдвигаются версии; а зачем нам палатки, а может проведем здесь дневку, никуда не трогаясь (и т.д.).
    Собрались. Одели рюкзаки, двинулись. Первую часть пути с небольшим уклоном, вторую сильнее вниз. Стланик. Среди него елочки, полянки маленькие моховые мягкие и проваливающиеся. Ветки шатаются. Наступил – хорошо, не наступил – перескакивай или, вырывайся, если провалился.
    Ветки сверху, ветки снизу цепляются за рюкзаки, не пускают. Рюкзак съезжает почему-то все время вправо, висит на правом плече и на поясе поперек спины. Естественно, его выдираешь, как можешь. Встанешь, снова закинешь вроде бы прямо, и шагаешь дальше.
    К концу пути, когда уже шли круче вниз, осталось 2 способа передвижения: 1) либо лицом вперед съезжание на попе, перебирая ногами и подталкивая себя вперед; 2) либо “дюльфером” – спиной (или почти боком), держась за зеленую ветку стланика спуск (более крутой, чем первый) вниз. В начале пути было еще шагание по веткам и их перешагивание, в конце пути эти методы больше подходили под один из 2х, описанных выше, способов.
    Руки хватают ветки, все в ссадинах, царапинах; ноги срываются, царапаются, цепляются, получают синяки и ушибы. Коленки с трудом каждый раз сгибаются, когда надо сесть. Хорошо, что сегодня им не надо было работать на подъем. Пару раз пришлось руками подтянуть ногу за штанину, чтобы она перешагнула. Санька еще с утра сказала, что каждый шаг нас приближает к низу, к реке, - в принципе хорошо сказано. Димка впереди разведывает, ведет Наташа; Андрей и Леша замыкающие. Чтобы было понятно, где прошел человек нужно махать позади идущему, и не упускать из вида переднего.
    Спуск метра 4 вниз дюльфером. Димка, спустившись, руководит: ловит палки, смотрит, как слазить, говорит куда. Ведет себя ответственно внутри, а снаружи смеется и издевается. С очередного камня (дерева, пригорочка) видна речка. Она становится все ближе (вроде бы). Под конец очень много спусков просто вниз: садишься и едешь под аллеей стланика, собрав всю влагу на штаны.
    И вот, на конец пологая тропинка в зарослях травы и никого впереди. Значит, быстро убежали, не боясь, что потеряется след. Метров через 20 наблюдается валка людей с рюкзаками. Все встрепанные, красные, усталые. Сидим, лежим, отдыхаем. Подходят последние, садятся. Санька нашла тропинку, следовательно, мы спасены. Леша метров через 250 обещает стоянку. Мы встаем и довольно быстро, перепрыгивая через 4 ручья, приходим на полянку. Красиво. Солзан река широкая, красивая, почти пляжная – много больших и маленьких круглых камней, почти пляжиков и купален. Хотя сама горная – камни и водопадики.
    Даша с Ольгой, побросав рюкзаки, ушли купаться. Выйдя осмотреть окрестности, я встретила их и тоже окунулась. Вода холоднее, чем в горном озере, и чуть теплее, чем в левом поперечном ручье, на котором мы стояли.
    Сначала Димка хотел пообедать и пойти дальше, так как 3 палатки не вмещались на полянку, но видимо вновь подниматься и поднимать народу было настолько лень, что место для палаток отыскалось (правда, за 4,5 ручьями). Никуда мы не сдвинулись – дневка (точнее остаток дневки).
    На Димкино дежурство выпал только обед (опять схалявили). Так как нормального ужина вчера и завтрака сегодня по вышеизложенным обстоятельствам не получилось. Зато обед удался на славу. Суп (вроде бы гороховый) по 2 поварешки, каша гречневая с мясом по полной тарелке, чай с заваренными листьями смородины. Вроде бы как пошел дождик, но маленький и во время обеда же и кончился. Мой желудок, выражавший с утра признаки недовольства и готовящийся к серьезному бунту, съев всю эту вкуснятину (в кашу еще майонез) в полном объеме почувствовал себя очень хорошо. Я ела возле березы на маленьком пригорочке. Съев и выпив все (с добавкой чая с сахаром), оставаясь как была - в дождевой накидке, (хотя дождь кончился) отвалилась назад (спиной на березу). Глаза сами закрываются. Тепло и сытно. Засыпаю. Проснулась, приоткрыла глаза, послушала голоса, вытянула ноги и опять уснула.
    Окончательное пробуждение. Красота. Народ что-то делает, вроде морса из жимолости (это Наташа Шипова). Люба, Таня и Наташа Шипова согрели в котелках воду и моют голову. Говорят, меня, пока я спала, сфотографировали. И тут передо мной еще топор был в пеньке живописно.
    Решаю тоже вымыть голову. Сходила за шампунем, расческой, вывесила сушиться спальник. Перейдя туда - обратно 4,5 ручья вернулась на полянку. Замечательное ощущение, когда теплая вода бежит по волосам, смывая шампунь. Как после бани. Красотище.
    Причесавшись и «расправив крылышки», прогулялась вверх по большим камням, поросшим стлаником, ограждающим с одной стороны полянку. Коленки болят и трясутся, а я лезу, боюсь пауков и паутин, лезу и опять камни и стланик. Залезла, огляделась, теперь вниз к реке. Опять та же история, и я у реки. Красивая глубокая купальня, бурные водопадики, ступени. Скачу (или ползу) по камням, фотографирую.
    По возвращении застаю готовящийся ужин. Компот уже сварен, Люба с серьезным видом стоит у костра и дежурит. Пока все готовилось, я вела записи. Ужин был очень вкусный. Пожалуй, такими же вкусными были пара сладких кашек по утрам. Макароны с мясом и сыром – казалось, что тут особенного. Однако очень вкусно. И мясо сухое похоже на настоящее мясо, и сыр присутствующий и чувствующийся в чашке, и макароны с маслом и приправами, и майонез. Плюс компот с тремя сушками нему. Спасибо Любе! Сытно.
    Вечером пишу. Леша опять запускает ракету. Наташа, а затем Даша и Ольга пошли посмотреть на это зрелище. Санька читает какую-то медицинскую книжку и смеется, иногда даже валяясь по траве. Димка ходил ловить рыбу, но ничего не поймал. Сидит у костра, делает что-то с удочкой, смеется в месте с Санькой. Наташа Шипова что-то штопала, теперь пьет чай, и поддерживает огонь. Остальные, вероятно, спят или лежат по палаткам. Скоро стемнеет. (спускались сегодня мы ровно 3 часа). Надо бы почистить зубы. Народ куда-то расползся. Люба и Таня спят в палатке, Шиповы тоже спят. Даша и Ольга Сергеевна недалеко сели на пеньке и то ли болтают, то ли читают. Прохладно. Иду спать.
    В палатке девчонки спят, не состегнувши спальники. Надо будить. Осторожно втолковываю Тане, что надо состегнуть спальники. Она просыпается. Вылезает из своего спальника, пробует будить Любу. Та ворочается, бормочет, не хочет просыпаться, просто отползает. Таня при неярком свете фонарика шустро разбирается со спальниками. Как-то находит все эти замочки и что куда вставлять. Таня хранительница – домовой палатки (расстилка пенок и спальников). Стежка есть. Расправляем ее, Люба с недовольным бормотанием залезает в спальник.
    Сплю. Опять будят. Пришли Санька с Димой, смотревшие ракету. Им надо состегнуть спальники по другому. И все это под жалобное ворчание. Снова спим. Я пришла к выводу, что тепло одеться на ночь в походе не помешает никогда.

    5 августа. К Байкальску 1.
    Будят криком «миски на базу» дежурные Санька и Люба. Сонное выползание из палатки. Сбор на полянке у костра. Сладкая, вкусная, ячневая каша. Сидим почти в кружочек, пережевываем. Направляемся умываться и собираться.
    Синяя палатка сегодня тормозит. Зеленые быстро собрались. Леша дал им 15 минут и собрал палатку. А мы возимся. Помогаю Димке собрать палатку. Санька переплетается. Наконец по одному двигаем к костровой поляне. Шиповы решили пройти немного с нами. Искать живописное место, где будет ловиться рыба (здесь они вчера ничего не поймали). Собираемся все на поляне, и поход к Байкалу начался.
    Первоначальный план на этот день дойти до Байкала, а завтра сделать дневку на озере. Или обсуждается план: немного пройти и остановиться, половить рыбу на пол дневки, а завтра дойти до озера и на нем также пол дневки. Однако планы - планами, а тропа - тропой. Димка говорил чуть ли не о торной дороге, обещанной описаниями. Возможно, без рюкзаков и для не усталых людей это и была бы торная дорога, но в нашем случае (конкретно в моем), это была сложная тропа, которая время от времени еще и терялась. Сложности не хотели, и не собирались прекращаться, конечно, это уже был не перевал и не стланик, но немного проще. Сложнее всего преодолевались участки пути, когда гора врезается в реку, тогда по ней, по скале – камушкам сложный (с уставшими коленками) подъем и сложный спуск. В одном месте нужно было зацепится за камень, и преодолеть, перешагнуть в маленькую пропасть. Сложность состояла в уклоне камня к земле, то есть на него нельзя было лечь, на нем можно было только повиснуть. На другой стороне стоял Димка и «типа страховал». Я остановилась, сказала, что здесь мне не нравиться. Послушно нашла одной рукой зацепку, которую указал Димка, но повиснуть под камнем, да еще и с рюкзаком уверенности не было. Потом я нашла еще зацепку для другой руки. На “этом берегу” сразу стало удобно держаться и перешагивать, даже повисеть. Почувствовала себя уверенно и перешагнула. Вывод из этой и подобных ситуаций – возможно, найти выход, если не торопиться, осторожно обследовать все вокруг, и найти зацепки, где чувствуешь себя уверенным.
    Кроме этих выступов горы в реку называемых почему-то “Бомами”, на которые приходилось карабкаться, тропа шла чуть-чуть по лесу, зарослям (но уже маленьким) и по берегу реки, там, где были камешки. В одном месте в начале пути при прохождении (проползании) очередного бома в огромном камне-скале обнаружилась дыра-проход. Как она там образовалась, сама ли обвалилась, либо специально выдолбили - в любом случае происхождение этой дыры объяснить не сложно. Но человек с небольшим рюкзаком проходит свободно. Немного пройдя, попрощались с Шиповыми. Они себе нашли довольно красивое место со стоянкой и красной смородиной и решили остановиться здесь. Пожелания скучать и не скучать по всем, и вот нас уже 9.
    Замечательный перекус на очередном галечном пляже. Солнце. Журчит или шумит река, отражая в брызгах солнце и небо. Вода очень чистая, прозрачная, чисто зеленоватая. Почти по всей речке ступени камней, бурлящие водомешалки, прозрачные лужи – заводи. Камешки на солнце нагрелись. Тепло.
    На перекус разделили мою колбасу (уже на 9 частей), облегчили рюкзак также на половину лесных орехов и изюма. Плюс ко всему добавили кураги и шоколадки.
    Сбор и снова в путь. К концу дня дошли до прямого участка пути. И минут 45 почти бежали по тропе. Выбежали на очередной “пляж”. Стали определять положение на местности. Оказалось, стоим на каком-то не указанном повороте реки. Появилась шутка: “опять неучтенка”. Неучтенным, на сей раз, оказался поворот. Передохнули, и опять бежать.
    Вскоре появилась «лысая» гора с обгорелыми одиночными стволами деревьев. Видно года 3 назад здесь был пожар. У подножья и на горе рос Иван-чай, много высокой травы, малина, молодые березки. Перешли речку (где меня угораздило оступиться и «чуть не упасть»). Поднявшись на пригорок, пошли в зарослях травы и пихтового стланика. Вдруг появилась полянка со стоянкой и кострищем. Остановились здесь.
    Побросали рюкзаки и пошли купаться. Нашли замечательную купальню. Первое плавание открыла Ольга (целых три заплыва). Затем Даша хороший заплыв. Люба плескалась на мелководье, брызги летели во все стороны. Затем был мой заплыв. Пожалуй, самый длинный за все купание в горной воде.
    Народ устраивает стирку. Сначала намыливают, потом трут намыленную вещь о камень (хорошо отстирывается), затем поласкают в реке на бурном течении, руками нужно только держать, чтобы не уплыла. Единственная проблема все это высушить. Солнце уде скрылось, ночью прохладно и влажно.
    На костре два котелка, под ним маленькая кучка дров. Народ собирается у костра в ожидании еды. Решают сварить и суп (борщ) и кашу (гречневую с мясом), ну и соответственно чай. А дров нет. И ни у кого нет желания идти за ними. Леша говорит: “а почему я”. Димка сидит с видом заслуженного руководителя, который выполнил свое дело, и пусть остальная мелкотня все делают сами. А дрова нужны. Немного поупрямившись и сказав: “дрова это всегда было женское дело” они все-таки пошли и свалили сухое дерево. Девушки распилили дерево и подложили дрова в костер. Каша и суп готовы. Стемнело, чай никак не хочет закипать, чуть-чуть пузырится. Наконец его объявили “условно вскипевшим”, заварили и разлили.
    Надо заметить, что полянка была муравьиная. Зеленая палатка стояла двумя дугами прямо на муравейнике, наша чуть подальше, следовательно, ей повезло больше. В два приема залезли в палатку, застегнулись на все замочки. По внешней стороне палатки ползало немного муравьев (штук десять на каждую сторону). Зеленая же палатка под утро напоминала муравейник. По словам ее обитателей, изнутри можно было видеть полчища муравьев, ползущих по внешней стенке. Приложив ухо к пенке, можно было услышать непрерывное шуршание полчищ муравьев под дном палатки. Некоторым особо настырным типам удалось проникнуть между двумя собачками замков внутрь палатки, где их и прибили.

    6 августа. К Байкальску 2.
    Проснулась пол седьмого, дежурные что-то долго стучали по своей палатке – стряхивали муравьев. Встала, пошла на речку, искупалась. Оля и Наташа дежурят. Каша рисовая скоро будет готова, чай скоро вскипит. И вот традиционный утренний зов “миски на базу”. Все-таки уютнее его слышать уже проснувшись. Трудно сразу из спальника пойти на завтрак.
    Показалась Димкина голова из палатки и радостно сообщила, что они меня там, в палатке потеряли.
    Завтрак. Народ собирается, выползают “зеленые”, рассказывают страсти про муравьев. Все с удовольствием уплетают кашу, сыпят в нее сахар, заваривают чай.
    Почистив зубы и собравшись, сижу на камне и наблюдаю за сборами народа. Вытряхивание муравьев из палатки (зеленые), запихивание в рюкзак котелка со вчерашней кашей (Санька), разжигание костра с пластиковыми бутылками. Собираемся, гадаем - сколько нам сегодня идти, пол дня, или опять как вчера весь день. Все зависит от трудности тропы.
    Выходим, резво бежим по берегу. Тут же останавливаемся и начинаем искать тропу. Шарахаемся в лес, и ничего там не найдя, возвращаемся на берег. Продолжаем движение по камешкам. Пройдя по берегу минут 5, сворачиваем снова в лес и начинаем карабкаться вверх. Залезаем по довольно крутому склону и останавливаемся: дальше тропы нет. Вздохнув и выпустив вперед Димку, возвращаемся обратно. Идем по берегу. Встречаются сложные участки, но уже на много меньше чем вчера. Залезаем на очередную скалку – бом. С нее видно довольно узкое ущелье, в котором вода напоминает шипящую, угрожающую джакузи. Кое-как спускаюсь с очередной горки. На другой стороне стоит Димка и командует подъемом вверх, подает руку и помогает взобраться. (Раньше мне представлялось, что песни про «руку друга и верный крюк» больше для красоты. Про крюк не знаю, а рука друга даже в таком, казалось бы простом походе, это не для красивого слова сказано.)
    Вначале сегодняшнего пути куда-то залазили и слезали. Теперь идем по лесу теряя и находя тропу. В один из таких моментов Димка и Даша сложили рюкзаки у упавшего дерева, а там оказалось осиное гнездо. Пришлось быстро бежать.
    Выходим на берег реки, тропа опять потерялась. Димка хочет искать трапу на верху, но наше нежелание куда-то карабкаться показывает, что путь идет по берегу, только его немного затопило. Прыгая по камням, выходим на очередной галечный пляж. Димка ищет тропу на верху. Даша, пройдя метров 15 по берегу, убеждается, что тропа идет по берегу. И чего это Димку все время тянет вверх?
    Я прыгаю по камням с фотоаппаратом, хочу всех сфотографировать. Вот и Димка вернулся, облокотился на рюкзак и лежит с закрытыми глазами, наверное, отдыхает. Усаживаясь на камешек повыше, достаю фотоаппарат, сейчас щелкну. Вдруг Димка начинает падать. Его подхватывают, бегут мочить полотенце, куда то прикладывают. Димка постепенно приходит в себя, и вполне сознательно воспринимает хлопоты вокруг него. Оказалось, Димка, спускаясь, сорвался на лыжную палку Малыша и сильно поранился. Санька сказала, что это был болевой шок.
    Дима приходит в себя, народ занят кто чем. Малыш на своем примусе варит чай. Даша пишет летопись. Люба делит карманные конфеты и раздает их. Вкусно их есть, запивая водой, зачерпнутой ладошкой.
    Набирая воду, Леша говорит, указывая вниз по течению: “Человек”. Вскоре мы видим троих детей лет от 9 до 14 с рюкзачками через плечо. Я спрашиваю Дашу: “а не глюк ли это?”. “Однозначно глюк”, отвечает она. Потом появляются четверо взрослых и девочка лет 8. Мужчина отвечает нам, что до цивилизации часа полтора – два ходу. Пожилая женщина говорит девочки: “с лыжными палками - с зимы наверно сидят”. Их маленький отряд уходит. Мы сидим еще минут 30. Есть хочется. Я достаю семечки. Предлагаю народу. Даша реагирует спокойно, Дима с Саней округлили глаза – “откуда у тебя семечки? Ты что до Байкальска сбегала”. «Ну да».
    Попили чай, стали собираться. Пока преодолели маленькую скалку прямо у пляжа, прошло 20 минут. Затем бег по относительно ровной местности. Опять берег реки. То, что мы считали тропой, уперлось в здравом уме в непреодолимые скалы. Димку опять понесло искать тропу вверх. Леша перешел реку в брод. Дима спустился. Знаками показывает - полезли. Я знаками отвечаю, что я лучше поплыву. Решили подняться чуть-чуть вверх, там течение потише. Это была веселая переправа. Даша перешла пораньше и сфотографировала нас. Перешли на остров, встретили там мальчика рыболова в кроссовках, в спортивном костюме с удочкой. Он посмотрел на нас (в мокрых ботинках, с голыми ногами и рюкзаками) совершенно круглыми глазами.
    Переправляемся с острова на берег. Впереди меня идет “стенка” – Димка, Люба, Таня, Санька. Вид сзади совершенно комичный. Объемные рюкзаки на голых ножках. По поводу переправы Даша предложила два хита: «Переведи меня через Солзан» и «Эти мокрые ботинки».
    Переправились и двинули бегом (почти) по тропе. Стал накрапывать дождик. Встречаем разных людей, цивилизация все ближе. Наконец вышли к заборам Байкальска. Спросили у встречной женщины, где магазин и направились туда.
    Сначала народ почему-то ломанулся в продовольственный. Потом со смехом оттуда вывалился. Последним вышел Димка, с непонятным выражением лица и со словом “зоопарк”, вероятно относящимся к нашему народу. Оказывается, они увидели там себя в зеркале в полный рост, что привело их в неописуемый восторг.
    Далее в продукты. Поносившись почти бездумно по магазину, я пыталась понять, что я хочу. В результате выбор остановился на шоколадке и мороженом. Дольше всех в магазине задержалась Танюшка. “Танюшка там весь магазин скупает” сказал кто-то. С купленными ею 5ю килограммами продуктов ее рюкзак стал весить больше чем вначале похода.
    Теперь по плану марш-бросок на рынок “за рыбой”. Рынок оказался примерно в часе пути быстрого марша.
    У меня от сегодняшнего “бега” болели плечи. Чего не случалось ни в один предыдущий день. Добежав до рынка, скинув рюкзаки, люди пошли на охоту за рыбой. Я осталась сидеть и наслаждаться покоем. Скупили всю рыбу на этом рынке (16 штук, 2х не хватило).
    Еще немного и мы у озера Байкал. Вокруг куча палаток, народу, мусору. Над группами палаток вывески: “Краснокаменский клуб”, “Трезвость России”, “Международный лагерь Гринпис”. Рядом какой-то поп и при нем крест. Идем от всего этого подальше. С самой нашей переправы через речку идет дожди, теперь он стал довольно сильным. Люди основательно промокли. Быстро ставим палатки, и начинается переодевание в сухое. Дежурные Даша с Лешей разогревают вчерашнюю гречневую кашу, ехавшую весь день в Санькином рюкзаке. Готовят чай. Сначала ужин происходит отдельно в каждой палатке, затем народ собирается у нас. Обсуждаются планы на завтра. Димка строго запрещает есть рыбу в палатке, а под дождем естественно мокро и холодно. Решаем съесть ее завтра в электричке. Димка сидит в одних плавках, с фонариком “во лбу” немного умотанный, пьяный и сонный. “Зеленые” обижаются, что им здесь не рады и уходят. Поставив будильник на 4 утра, ложимся спать. Очень теплая ночь.

    7 августа. Отъезд.
    Звонок сотового, не помню, кто включил фонарик, но потихоньку просыпаемся. Выясняется, что у нас в палатке куча Таниных продуктов: пара йогуртов, литр кефира, остатки вчерашних пироженок и печенье. Замечательный завтрак, только напоминает замедленное кино (мы просыпаемся). Далее темп сборов нарастает. Снаружи все еще дождь. Собирали рюкзаки прямо в палатке по очереди, затем все вместе. Вылезли из палатки, а из зеленой палатки никто еще не показался. Объявили сбор палаток. Я успела добежать до Байкала и щелкнуть его. И вот уже через лес под непрекращающимся дождем идем в сторону ж/д. Достаточно быстро и почти без приключений выходим на станцию. Название 5342км. “Недоволен” только Леша - бегать за электричкой не пришлось. Минут через 10 подходит электричка с 4 вагонами. С помощью местных жителей выясняем, где выходить. В тамбуре шутки по поводу завхоза. «Не обижайте Любу, а то у нее есть волшебная фраза: “порции могут стать меньше”. Пожелания хорошей погоды и удачного похода вообще. Приехали, выпрыгиваем, машем и уходим под дождем на вокзал. Электричка уехала.
    Маленький вокзальчик. Билеты есть только на завтра. Покупаем от Слюдянки. До Слюдянки берем билеты на электричку. Обитать нам больше 1,5 суток в Слюдянке.
    До отправления электрички успеваем позавтракать рыбой и печеньем (хлебный в такую рань еще закрыт). В электричке куча туристских ковриков, какие-то непричесанные группы подростков (типа местные туристы) и огромная контролерша. Через час в Слюдянке, на уютном, красивом вокзале. После некоторых передвижений расстилаем пенки в зале касс дальнего следования. Даша с Наташей спят. Мы идем с Санькой на разведку. С некоторыми приключениями находим столовую с надписью «комната отдыха локомотивных бригад», и грозной припиской о том, что обслуживаются только эти самые бригады по предъявлению удостоверения. Совершив небольшую экскурсию по городу, находим переговорный пункт. Возвращаемся. В нашем зале прибавилось народу. Даша с Наташей в свою очередь уходят в город. Меня одолевает сон. Просыпаюсь оттого, что нужно временно собрать все вещи т.к. будут мыть пол. Девочки уже вернулись. Пол благополучно вымыт. Спать уже не охота. Даша собирается прогуляться до Байкала. Иду с ней. При ясной погоде (она успела наладиться во второй половине дня) Байкал выглядит внушительнее, чем вчера.
    Вечером нас ждало неожиданное развлечение. «Явление Жириновского на его собственном поезде, с выступлением и раздачей «памятных сувениров». Правда, нам пришлось переместиться на улицу, а потом обратно на вокзал. Т.к. специально для высокого гостя вокзал должен был быть абсолютно пустой. Кроме того, из-за этого гостя распугали всех торговок рыбой и они долго не появлялись. Вечером позвонила домой. Из ночи на вокзале запомнилось странное состояние на гране сна (во время дежурства). А спать (под пальмой) было вполне нормально.
    Утром Даша фотографировала рассвет. Я тоже прогулялась до Байкала, правда солнце к тому времени было уже над водой и быстро поднималось. Красиво.
    После завтрака (конечно рыбой), покупки рыбы домой, Санька с Наташей пошли искать музей камней. Я опять заснула и замечательно проспала до самого их прихода. Когда мы с Дашей в свою очередь вернулись из столовой, до поезда оставалось около получаса. Необходимые покупки в поезд, еще рыба, и уже бежим к своему вагону. Перед входом целая толпа продавцов рыбой, потребовалось приложить некоторые усилия, чтобы не остаться на платформе.
    В поезде все замечательно устроилось. В Иркутске вышли люди, и нам досталось целое купе. Так мы и ехали: поедим (девочки нарежут салат, закусим рыбкой, съедим шоколадку), поспим (причем основательно, до следующего приема пищи), снова поедим, и отсыпаться (иногда под Санькины рассказы о походах, толкинистах, занятиях музыкой). Два дня 8 и 9 отсыпались. 10 я уже была в состоянии писать эти строчки. В последний день стало жарко и душно. Хочется в душ, либо в «правый поперечный». И еще немного не хочется приезжать. Печаль завершения хорошо проведенного времени с хорошими людьми. И бурятскому духу Бурханчику тоже спасибо.
    Приезжаем в 21.16 по Москве, поезд вроде бы не опаздывает. Скоро будем дома.

    Навигация по материалам