Камчатка - 2005. Летопись с фотографиями

    Шиповы на Камчатке
    Ваша оценка: Нет Средняя: 3.7 (3 голоса)

    Год: 2005
    Автор: Шипов Андрей
    Автор: Шипова Наталья
    Регион: Камчатка

    25.07.2005 г. Аэропорт в Красноярске (Емельяново)

    Ну вот, мы уже совсем близко к началу нашего путешествия. Еще пару лет назад поездка на Камчатку казалась мне просто несбыточной мечтой. Но вот подфартило с работой, появились лишние деньги — и мы уже здесь, в аэропорту Красноярска. За окном мигают глазками огромные самолеты, а я в Роспечати купила блокнот и ручку — сижу, пишу и предчувствую... Завтра утром мы летим на далекий полуостров, где разница с Москвой по времени — 9 часов! Полуостров, про который пел В. Цой:

     

    “О-о-о, это странное место — Камчатка!”

         
      Но и сегодня день прошел очень интересно. Утром мы вышли из поезда в Красноярске, сдали рюкзаки в камеру хранения и поехали искать легендарные скалы “Столбы”. Автобус довез нас прямо до подножия огромных холмов, поросших лесом. Мы нашли тропу, пошли вверх и обнаружили 2 указателя: до Столбов — 9 км, до г. Такмаш — 2 км. Пошли на Такмаш
      — красивую скалу с хребтом, напоминающим спину огромного динозавра. Съели куриный окорочок, налюбовались городом: весь Красноярск, Енисей — как на ладони. Нагулялись, устали, а сейчас расслабляемся в аэропорту: сходили в душ, поели... и жизнь кажется прекрасной!

     

    26.07.2005 г. Первая ночь на Камчатке

    Встали в 5 утра по Красноярскому. Прошли регистрацию, в 9:00 наш самолет взлетел. Полет прошел хорошо. 5, 5 часов мы неслись над облаками через несколько часовых поясов. И вот объявили, что мы приступаем к посадке. Над молоком облаков показались вершины гор, покрытых снегом — величественные, мощные, с острыми вершинами. Мы неслись над ними и любовались. Вот и населенные пункты, море, бухты, Петропавловск. Еще пара минут, и мы приземлились в Елизово. Из аэропорта позвонили друзьям и родственникам.

    Докупили продуктов (недалеко от аэропорта есть неплохой магазин “Звездный”), добрались до автостанции. Времени уже 21:00 по местному, касса закрыта.

    Прямо посреди Елизово течет река Авача. На ее левом бережку мы и решили встать до утра.

    Сразу поразило огромное количество снующих туда-сюда по реке моторных лодок и обилие местных мужиков по берегам.

    Оказалось, сейчас “поднимаются” кета и горбуша. Это значит, огромное количество рыбы идет из моря в реки, чтобы метать икру. И весь этот народ — это местные браконьеры, вперемежку с рыбнадзором, который пытается их штрафовать (или боится, что с ним не поделятся..?)

    Когда рядом на берегу мужик вытащил сеть, я просто поразилась: огромная рыбина (см. 60, около 4-х кг) — прекрасное красное мясо и порядочно икры. Это была кета, причем не самая большая. Я так восхищалась уловом, что нам подарили гольца — еще одна лососевая рыба с икрой и вкусным красным мясом! Мы тут же сварили уху по-камчадальски: прямо в готовый бульон на пару секунд погружается горящая головешка из костра. Раздается Ш-ш-ш... и получается уха с копченым вкусом! Это нас местные мальчишки научили.

    Пока мы ставили лагерь, к нам подошел местный рыбак:

    — Будьте осторожны. Тут ходит матуха с медвежатами.

    — Здесь? Прямо в городе?

    — Да здесь часто медведи ходят: и в огороды залазят, и рыбаков на деревья загоняют. У вас, надеюсь, карабин есть?

    — Нет.

    Удрученно качает головой:

    — Ну, тогда хоть шумите, кричите, матом ругайтесь. Может, уйдет. Много тут медведей.

    Об этих медведях нам говорили несколько человек — одни утешали, что медведи летом сытые, первыми не нападают. Другие рассказывали, например, как медведица съела тракториста и сидела, караулила мясо... Страшно даже.

    Купила себе громкий свисток. Медведей пугать.


    27.07.2005 г. Как мы добирались до вулкана Горелого

    Встали около 9 часов утра, еле разодрав глаза: у нас в Екатеринбурге еще только 2 ночи! Мы еще не адаптировались к местному времени. Собрали лагерь, позавтракали ухой и пошли на автостанцию. Сели на автобус 110 до п. Термального. Доехали, прошли пешком где-то 1,5 км до Мутновской трассы. Поймали машину вахтовку до пос. Надежда. Там сели на машину, которая возит трактора, и добрались до подножия Вилючинского вулкана. Дальше поймали новую машину — до перевала. Когда на перевал забралась вахтовка с французами, мы попросились к ним. Французские братья довезли нас до подножия вулкана Горелого.

    Рассказывать все это — очень быстро, но с ожиданиями, с отдыхами, с плесканьем в местной речке, с пересадками — у нас ушел на добираловку целый день.

    Высадились примерно в 10 вечера в снежном океане. Срочно сделали закладку продуктов (закопали в сугробе) и потопали по ровному снежнику по направлению к вулкану.

    Закат был потрясающе красивый, по небу носились красные, причудливой формы облака, солнце окрашивало заснеженные горы розовым светом, но нам было некогда всем этим любоваться. Надо было срочно дойти до зеленеющего на горизонте островка и поставить лагерь до темноты.

    Вот теперь мы поели, поставили палатку, и я могу кратко описать место, где нам придется провести пару дней.

    Мы на продолговатом выпуклом островке среди бескрайнего ровного снежника. Островок небольшой, но “весь покрытый зеленью, абсолютно весь”. Разновидностей 10 цветов — желтые первоцветы, лиловые фиалки и куча других незнакомых цветков — ни одного названия не знаю.

    Со снежника веет молочный туман, а эти цветики дрожат на ледяном ветру и все же цветут, ЦВЕТУТ тут, на островке лета посреди зимы!

    С одной стороны — Горелый. Кажется черной, суровой пологой горой. С другой стороны — вулкан Вилючик. Немного видна Мутновская сопка. На снегу розоватая пыль. Сурово и завораживающе.

    Интересно, что мы увидим, выйдя завтра из палатки? (Андрей добавляет: “если вообще увидим что-нибудь”).

     

    28.07.2005 г. Сопка Горелая. Вид в тумане.

     

    28 июля! Как странно писать эту дату, живя в снегах, надев все теплые вещи на себя, закутавшись в спальник и через каждую минуту дыша на замерзающую ручку!

    Утром (проснулись мы в 11 утра абсолютно отдохнувшими) мы вышли из палатки и все увидели. Очень пасмурно, моросит дождик, но все горы вокруг отчетливо видны. Андрей бодро сказал:

    — Ну, этот дождик нам не помешает сходить на Горелый. Видимость отличная!

    Наверное, он сглазил.

    Пока мы варили кашу, окрестные вершины подернулись дымкой. Еще через несколько минут горы исчезли из видимости полностью. Наш остров — и со всех сторон одинаково бело. Мы готовимся играть в “ежиков в тумане”(хотя нас многие предупреждали: “Только в туман в горы не ходите!”)

    Андрей берет карту, GPS и компас, командует собрать перекус.

    Около часу дня мы отправляемся покорять Горелый. Прямо страшно ступать с острова на снежник, в это молоко тумана. Я кидаю прощальный взгляд на нашу палаточку: “Домик, найдем ли мы путь к тебе обратно — к сухим носкам, к милому керогазу и теплому спальнику?”.

    Выходим на снежник. Идем метров 50 вперед, оглядываемся — нашего острова уже не видно. Впереди тоже ничего не видно. И сбоку. И с другого бока. Куда идем — еще не знаем, откуда — уже не видим. Вперед только по компасу и по GPS. Снег, снег, снег. Следы после Андрюшки остаются нежно-розового цвета. Я даже думала, что у него линяют китайские подошвы — но нет, это явление более загадочного характера.

    На снегу встречаются сидящие стрекозы, мушки, паучки, вяло перебирающие лапками. Как их сюда занесло — непонятно. Оно, конечно, лето. Но снежное очень.

    Проходим мимо островков, похожих на наш — усыпанных цветами и “скульптурами” вулканического происхождения. Они похожи на какие-то “какушки”, которые кто-то выдавил из гигантского тюбика, и они так и застыли...

    Заходишь на такой островок, и сразу начинают нагло кусаться комары, проносятся мимо шмели. Им не привыкать жить в таких собачьих условиях.

    Впереди спуск к озеру — пологий, весь снежный. Как жаль, что нет с собой санок и лыж — скатиться... и в озеро!

    Обходим озеро слева и начинаем подъем. По снежнику идти легко, не грязно. Одна незадача — в гору! Медленно и верно лезем вверх. Тут и там, прорезая в снегу узкие овраги, бегут с гор ручьи. Если они текут по островкам суши, они вымывают и обкатывают чудесные круглые кусочки пемзы. Вот что надо брать на сувениры.

    Выше зелень почти пропадает. Глинистая мокрая земля, а по ней раскиданы куски застывшей лавы и огромные камни. Идем осторожно. Надо же! Впереди птица! На этой высоте что-то клюет в снегу. Наверное, этих незадачливых насекомых, которые без GPS улетели не туда. Тут их тоже съедят.

    Совсем высоко снега почти нет. Скользкие рыжие склоны, камни, застывшая лава, пахнет серой. Еще один рывок — и дождь, ветрище, сзади туман, а впереди обрыв в туман! Это и есть край одного из кратеров. Что там? Можно узнать, только прыгнув вниз.

    Прыгать не стали, посидели на краю, попробовали перекусить. Нет. В таких условиях даже курага в глотку не лезет. Очень холодно, сильный ветер и дождь. Мэрзость.

    Спускаемся. К нашим одиноким следам прибавилось еще несколько. Видимо, идиотов здесь больше двух.

    Сейчас-то уже хорошо. В животике плещется горячий чай, а ножки укутаны спальником. Палатку мы все-таки нашли. Слава GPS!

    29.07.2005 г. Прелести циклона

    Всю ночь над палаткой бушевал ветер и сыпал мелкий частый дождь. Палатка дрожала, надувалась и качалась. Мне не спалось. Было как-то жутко: всего две тряпочки — палатка и тент — отделяют нас от стихии.

    Очень холодно. Вчера вечером внутри палатки было +5, а сколько ночью снаружи? Мы надели все теплые вещи, завязали на головы футболки. Надеемся, что этот мерзкий циклон все-таки пройдет за несколько дней, ведь ветер такой мощный, и дождь идет не переставая.

    Вот уже 5 вечера, а небо по-прежнему все в тучах, вокруг нашего острова ничего не видно из-за тумана. Холодно, ветрище и дождь со всех сторон.

    Если бы вы знали, как в такую погоду, например, сходить в кустики... Впрочем, тут и кустиков-то нет.

    А мы еще и есть хотим (надо за водой идти), и руки помыть хочется, и посуду неплохо бы... Руки немеют на первой минуте и уже ничего не чувствуют. Какая неприветливая эта Камчатка в плохую погоду!

    Полдня Андрей учил меня обращаться с картой , компасом и GPS. Я узнала, что такое восточное смещение, широта и долгота, и как узнать, куда идти. Хоть что-то полезное можно делать в палатке в жуткие Камчатские циклоны.

    Каким будет завтрашний день?

     

    30.07.2005 г. Вулкан Горелый в солнечную погоду

     

    Камчатка — девушка очень ветреная (и в прямом и в переносном смысле). И ветер сильный, и погода меняется на противоположную в считанные часы.

    Вот вчера мы мучились от мерзкой, дождливой и туманной погоды, а сегодня утром выглядываю из палатки — ура! Дождя нет! Небо проясняется! Противные тучи улепетывают в океан! И океан видно прямо из нашей палатки!

    Быстро-быстро встаем, завтракаем и отправляемся покорять Горелый. Настроение отличное, потому что это большая разница: тыкаться, как ежики в тумане, или нестись в гору в ясную погоду, когда с каждым шагом открывается чудесный вид на долину, озеро, окрестные хребты, острые конусы вулканов и даже дым от Мутновских фумарол.

    Идется легко. Нашли тропу, так вообще идти стало весело и просто. Ветер в лицо, и весьма сильный, но в наших мембранных куртках это совсем не страшно.

    Вот впереди край кратера — его видно по волнистому глинистому гребню. Сердце бьется учащенно, потому что сейчас мы увидим это чудо природы. Заглядываем и ахаем.

    Перед нами огромный кратер с разноцветными стенами (горизонтально идут красные, бурые, серые, рыжие, черные полосы), а на дне лежит зеленоватое озеро с плавающими коричневыми льдинами.

    Кратер очень глубокий, и невольно возникает вопрос, как из такой глубокой чаши могло что-то выливаться наружу, вылетать огромные камни... Андрей усмехается моему вопросу:

    — Тут совсем другой масштаб. Для Земли эта гора — просто прыщик!

    Да, а мы для этой горы просто букашки, микробы. И внутренние силы этих вулканов не сравнить ни с чем, сделанным когда-либо руками человека.

    Второй кратер был с мелким голубым озерцом и речушкой, текшей по дну. Мы спустились вниз по снежнику и нафоткались вдоволь.

    Третий кратер был самым впечатляющим: на его дне плескалось и дымилось кислотное озеро купоросного ядовитого цвета. А запах! Прямо у воды (если это можно назвать водой) дымились фумаролы, выбрасывая с шипением в воздух клубы едкого газа. В носу сразу начинает щипать. И еще долго першило в горле, после того, как мы все сфотографировали и вылезли из этого фантастического кратера.

    Следующий был скромнее — небольшой, со снежником на дне.

    В стороне от него — кратер с очень круглыми стенами, как в цирке, а вместо арены — круглое грязное озеро, укрытое с одной стороны снежником.

    Спустились к интересному месту — распадку, в котором бежит ручей и утекает под снежник 4-х метровой глубины. Этот ручей вымыл причудливую пещеру в снегу. Впечатляет.

    И, наконец, по пути домой мы зашли в полуразрушенный кратер, который находится почти у подножия Горелого. Стены этого кратера — красного цвета, но внутри — грязь, камни, снег и ветер.

    Возвращаясь с горы, мы увидели, что на нашем острове стоит машина. Подошли — машина и множество интуристских палаток. Теперь наш остров стал обитаемым.

    31.07.2005 г. Красоты вулкана Мутновского

    У того, что рядом с нами встала компания интуристов + инструктор-вулканолог, есть, оказывается, большие плюсы. Еще вчера Виктор Михайлович (инструктор) предложил нам отправиться с ними на Мутновский вулкан: заброситься к Мутновской ГеоЭС, а там в гору. Мы решили ехать, хотя это немного нарушало наши планы (мы ведь хотели сегодня перенести лагерь под Мутновский).

    Утром в 8 часов наша машина-вахтовка, загруженная 7-ю немцами + 2 инструктора + мы, отправилась по дороге к Мутновской электростанции. Дорога, словно в белом туннеле, прогребена в толстом, слежавшемся снегу. И если сейчас, в конце июля, снега около 3-х метров, то сколько же его зимой!

    Доехали, оставили машину у входа желтого здания и потопали вдоль станции по направлению к Мутновскому.

    Никогда я не видела подобных электростанций: по склону горы разбросаны многочисленные конусовидные домики, соединенные толстыми, теплоизолированными трубами (мы так поняли, что в каждом таком домике бьет скважина своим раскаленным паром, а пар по трубам передается турбинам).

    Кругом раздается шипение, и прямо из-под земли вырываются клубы влажного пара (как-будто под землей прорвало трубу центрального отопления).

    Вот мы вышли к кальдере вулкана Мутновского. Теперь, благодаря вулканологу из Петропавловска, мы знаем, что “кальдера” по-испански “большой котел”.

    Это котлообразная впадина с крутыми склонами и ровным дном, образовавшаяся вследствие провала вершины вулкана или прилегающей к нему местности. Мутновский как раз стоит, как в тарелке, в такой впадине (и Горелый, кстати, тоже).

    Оторвались вперед от нашей группы — они идут немного медленнее. Тропу пришлось искать самим. Мы поползли в гору, не зная, что вулкан просто обходят справа, почти у подножия, по северо-западному склону. “Мы не ищем легких путей!”
    — поэтому, наползавшись по крутым снежным склонам и курумничку, мы встретились с нашей группой интуристов у входа в кратер.
    Речка Вулканная за 250000 лет промыла отличный вход для туристов: она все эти тысячи лет несла воды тающих снежников и ледников из кратера в долину.
    Заходим в кратер вулкана. Похоже, что движемся по спирали: все выше и выше, с поворотом направо. Красивые цветные отвесные стены, под ногами — снежник в виде множества черных пупырышков-конусиков: стены выветриваются, поэтому белого снега здесь нет.
    Первое, что видно издалека — верхушки ледника — голубые, зубастенькие, размытые ручьями и вытопленные теплом фумарол. Внизу шумит речка Вулканная. Интересно было бы произвести химический анализ этой мутной водички.
    Поворачиваем направо и шагаем по тропинке из голубоватого каолинита (серо-голубая такая глина) выше.
    Вот и пришли. Это чувствуется по удушливому запаху серы. Прямо перед нами раскрыли свои желтые пасти две фумаролы. Из них с шипением вырываются горячие клубы газа. Чуть только ветер в нашу сторону — дышать нечем; близко подойти — можно, если не дышать.

    Забавно смотреть, как мой муж фотографирует: в стороне набирает воздуха, как перед нырянием, подбегает к воронке, фотографирует и, кашляя, бежит назад.

    Когда приближаешься к такой штуке и заглядываешь в эту страшную дыру, становится очень жутко — такая мощь Земли, неимоверная сила, стихия бушует тут, под тоненькой корочкой грунта. И ты тут — ничтожество, песчинка. Эта фумарола будет выдыхать свой ядовитый пар, когда и тебя, и тысячу поколений после тебя уже не будет.

    В кратере есть и желто-оранжевые лужи (что-то подобное я видела, проезжая г. Карабаш). Дальше — прямо в реке бурлит и брызжет грязевый котел. Прямо адский. И запашок подходящий.
    Потом по снежнику “в черный прыщик” можно подняться ко второму кратеру — совершенно круглому, как амфитеатр, с отвесными скалистыми стенами, по которым струятся вниз водопадики. На дне — озеро. Большая часть покрыта серым снежником, и только край воды — сине-зеленый, прозрачный, — выглядывает у скал.
    Выше по осыпи идет тропинка к действующему кратеру, совсем молодому (каких-то 5 тыс. лет — сущий пустяк для вулкана). Можно (с веревкой для страховки) подняться на его узкий кратера и заглянуть внутрь. Долго не просидишь: прямо из стен этой воронки пышут жаром и серой многочисленные фумаролы. Внизу, на дне, в клубах удушливого пара, проглядывает булькающая грязь. Дышать нечем. Хочется скорей спуститься в более человеческие условия.
    Наши новые знакомые остались еще понаслаждаться кратером, а мы с Андреем сбегали по берегу речки Вулканной к водопаду, который славится своей высотой.
    Действительно, каньон, промытый небольшой речушкой, поражает глубиной, а его стены — отвесностью. Как горячий нож оставляет глубокий след в масле, так и Вулканная разрезала мягкие рыхлые берега и упала вниз с 80-метровой высоты. Интересно.

    Сбегав на водопад, мы встретились с нашей группой на перевале между Мутновской и Двугорбой. По снежным полям и островкам, поросшим рододендронами, мы спустились к нашей машине, припаркованной у въезда на ГеоЭС.

    Устали сильно, но стоит все это протопать, чтобы увидеть эти чудеса Камчатской природы.


    1.08.2005 г. Путь к реке Мутновской

    Мы уже в новом лагере. Здесь уже растет стланик (мы готовили, наконец, на костре!), и страшно кусаются комары. Но, самое главное, тепло.

    Сегодня мы собрали лагерь и покинули наш остров лета в стране зимы и наших заботливых немцев (вчера вечером они накормили нас борщом с настоящим мясом, капустой, свеклой и картошкой — это просто невероятно в горах!).

    Автостопом мы доехали до Мутновской ГеоЭС (мне понравилась надпись на борту вахтовки: “The Lost World of Kamchatka” — значит мы в затерянном мире!)

    Вышли на дорогу, ведущую к пилотной ГеоЭС (поразила дорога, идущая в 10-метровом сугробе снега, как в тоннеле каком-то). Не доходя до ГеоЭс, свернули вправо, на старую геологическую дорогу (надеемся, что именно на нее). Спустились немного до полосы стланика, нашли удобное место для стоянки и решили заночевать здесь, а завтра искать путь к реке. Одно меня беспокоит: нам сообщили о плохом прогнозе погоды (якобы ожидается циклон). Как этот циклон бушует здесь, немного ниже?

    2.08.2005 г. Трудности на пути к реке Мутновской

    Утром встали и обрадовались: солнце сияет, небо голубое, циклон пока отменяется. Собрали лагерь и пошли вниз по дороге. Как трудно вот ЭТО назвать дорогой, хоть и старой, и геологической. Искать ее — как ребус разгадывать. Идет, идет — нырк в снежник! Приходится бросать рюкзаки и по периметру это снежное поле обходить, искать, где она проглянет.

    Вот холм пошел вниз, мы видим речушку внизу под нами, а дорога исчезла. Пришлось после долгих безнадежных поисков просто спускаться вниз с палочкой, по снежнику. Очень круто.

    Спустились. Речушка узкая, но быстрая. В одном месте снежник, под которым она пряталась всю зиму, не успел растаять. По нему мы и перешли, как по мостику. На другом берегу нашли дорогу.

    На мягкой глинистой колее то тут, то там виднеются следы медвежьих лап, и неприлично накакано по-медвежьи прямо посреди дороги.

    Вот вторая расселина, по которой опять бежит речка. Уже более широкая и бурная. Пришлось устроить брод. Настоящий, со страховкой. Андрей носил вещи туда-сюда, а я его веревкой страховала. Потом перешла сама. Страшно, и холодно, и купаться совсем не хочется.

    Пошли по дороге и вышли к базе — там работают люди, слышен шум трактора, дымит труба. Тут мимо нас прошли 2 мужика с карабинами. “Ищите, — говорят, — тропу по правому берегу. Дойдете! Тут до Жировой недалеко!”

    Мы начали, как слепые котята, тыкаться туда-сюда, искать эту дорогу. Влево, вправо, взад, вперед — ничего похожего на дорогу. И тут нам в голову приходит безумная мысль: идти прямо по руслу ручейков. Должны же мы по ним выйти к реке Мутновской! Несколько раз, плюнув на мокрые штаны и ботинки, мы перешли ручьи. Но вот мы решаемся пройти по узкому ручейку с нависающими над ни ветками стланика. Андрей идет вперед, я за ним, и вдруг я вижу, что он уже по грудь в воде с остервенением хватается за ветки... Да и меня начинает сносить — чувствую, что течение здесь сильное, а у берега — приличная глубина. Я, в ужасе за мужа, вскарабкиваюсь с рюкзаком на берег, все бросаю и бегу в сторону Андрея. Но “бегу” — это сильно сказано — берег сплошь зарос стлаником в 2 человеческих роста. Деревья сплелись стволами, как комок змей, и сквозь это я продираюсь в направлении к мужу с паникой в душе — что делать? Как помочь человеку?

    Но вот — ух, слава тебе, Господи! — я вижу, что впереди, среди зарослей, кто-то копошится. Это он, мой милый, живой-невредимый, мокрый весь! Я ору: “Слава Богу, Андрюшенька, ты вылез!” А он: “Жить захочешь — и не из такого вылезешь!”

    Продираемся на галечный бережок, быстро его переодеваем, проверяем содержимое рюкзака. Андрей хитро смеется: “Вот видишь, умудрился искупаться и ничего не замочил!”

    Встали на ночевку в том месте на острове, где потеряли дорогу. Вымотались ужасно. Комару жрут поедом (видимо, в горах мы от них отвыкли — с непривычки просто плакать от них хочется!). Быстро ставим палатку. У Андрея еще хватает сил развести костер и сделать чай, а я совсем без сил лежу в палатке. С содроганием достала зеркальце и посмотрела на себя... лучше бы этого не делать: губы распухли, как у Маши Распутиной, нос — красной картошкой. Все лицо опухло, шелушится, под глазами мешки.

    Люди! Идете в горы — берите с собой солнцезащитный крем и очки, будто отправляетесь в Африку, иначе ваши рожи будут, как наши: ни высморкаться (нос болит), ни поцеловаться (губы в коросте), дорогу не видно заплывшими глазами....


    3.08.2005 г. Трудности продолжаются

    Утром решили сходить на базу к мужикам, спросить про дорогу. У них там разведочные работы кипят. Геологи бородатые трудятся.

    Один из них говорит, что дорога идет по другому берегу. Мы спрашиваем: “Проходимо?” Нам сообщают, что недели 2 назад тут разведывали маршрут 4 инструктора. Вернулись назад. “Дорога, — говорят, — есть, но петляет с одного берега на другой.”

    Что делать? Надо рискнуть.

    Переходим на левый берег относительно легко (река в этом месте разветвляется на множество рукавов). Действительно, находим дорогу — весело топаем метров 300... наша дорога обрывается у воды. Надо переходить брод.

    Андрей бодро переходит на другой берег. Я, собрав нервы в кулак, перехожу реку. Течение мощное, ледяное, глубина — мне до попы. Жутко.

    Нашли продолжение дороги. Весело прошагали по остову минут 5 — снова дорога подходит к воде. Место бурное, видно, что глубокое. Нет, здесь перейти мы не сможем. Проходим чуть-чуть по гальке — река прижимается к высокому берегу. Что теперь делать? Решаем идти через стланик.

    Кто ходил без тропы сквозь стланик — тот поймет. А кто не ходил, тому словами не передать, до чего это мерзко, утомительно и медленно — продираться сквозь черт-те как наросшие лежащие (или свисающие с обрывистого берега) деревца с огромным рюкзаком за спиной.

    Идем так примерно 4 часа (прошли стланика чуть больше 1 км). Вымотавшись, по звериной тропе, пахнущей медведем, вышли на пологий бережок с галькой. Впереди — мощная, голубоватая, ледяная река. Никаких следов дороги. По нашему берегу — прижим к скале. Вот и приехали.

    Как мы изначально решили — идем, пока не упремся. Уперлись. Отдыхать так отдыхать.

    Разбиваем лагерь. Место отличное. Просторный берег, на нем много дров — сухого тальника. Ровная площадка для палатки. Андрей огромными камнями укрепляет растяжки тента — колышки в гальку не втыкаются. Ужинаем, варим какао. Хорошо!

    Но мы впервые стоим низко в лесу, полностью одни среди дикой природы. В десятке метров шумит Мутновская.


    4.08.2005 г. Возвращение к базе геологов.

    Удовольствия начинаются!

    Это уму непостижимо, но в этот вечер я пишу свой дневник сидя за столом, при свете лампочки, в большой 6-местной палатке на той самой базе, которую мы вчера проходили. Более того, я сушу волосы после мытья в термальной ванне!!!

    Лучше по порядку.

    Утром проснулись в нашей милой палатке, позавтракали. На улице хмуро, на соседней горе висит туман. Дневку устраивать не хочется, хоть и замечательное это место. Само ощущение, что вперед идти невозможно, рыбы так высоко на реке еще нет и весь день придется здесь просто киснуть, а потом как-то идти назад...

    В общем, мы сняли лагерь и потопали назад, по стланичку. Ох, лучше не вспоминать. Около 2-х часов ломились до места, где вчера проходили сложный брод.

    Наконец, вышли.

    Брод кажется непроходимым.

    Вчера я перед рекой еще не знала, что меня ждет, поэтому сунулась в воду.

    Но сегодня я стою перед рекой и ужасно боюсь. Погода не располагает к купанию, и я чувствую, что не выдержу этого потока воды. Я взмолилась: “Андрюшенька, если есть хоть какой-нибудь способ не переходить эту реку — давай не будем, а ?!”

    Андрей обошел место брода. С этой стороны брод не переходим. Решаем идти по берегу.

    А берег...

    Если можно представить себе страшный сон — то это именно он. Отвесный склон, по нему свисает густой стланик. Что под ногами — не видно из-за зарослей папоротника.

    Пару раз слезали со склона в надежде перейти реку, но приходилось снова залезать наверх и забуриваться в самую гущицу.... Ох!

    Но вот по склону мы дошарашились (иначе не назовешь) до базы геологов. Нас очень радушно встретили — мы напились чаю. И как в сказке, “ты сначала меня накорми, напои, в баньке попарь, а потом и расспрашивай” — накормив нас, добрые геологи предложили нам искупаться в их “луже”. “Только в первую не заходите, там 90 градусов, заходите во вторую”.

    Мы взяли белье и пошли, предчувствуя что-то приятное в конце этого жуткого дня.

    Но то, что испытываешь, входя в эту чудную, горячую, круглую, ВОСХИТИТЕЛЬНУЮ лужу — не передать никакими словами.

    Сделано все нехитро. Из Верхней лужи ручейком бежит кипяточек. Из ручья, что бежит в паре метров — по шлангу ледяная вода.
    Бульдозером в гальке выкопана яма диаметром метров 6. И вот в ней парит джакузи с видом на окрестные заснеженные горы.
      Ты входишь в эту горячую водичку и испытываешь такое непередаваемое чувство радости, удовольствия, счастья!!!  

    Я плавала по периметру и хохотала, как ненормальная. Такая эйфория — довольно редкое ощущение. Я теперь знаю, почему так глупо хихикают подростки, накурившиеся какой-то травки. Я точно также хихикала в этой термальной луже. Это от избытка счастья.

    Мы вымылись, распарились, даже соскоблилась часть кожи с наших обгоревших лиц.

    Пообщались с геологами. Они нас даже накормили супом с куропатками и печененками с маслом! Рассказали они нам про трудную жизнь камчатских геологов и пригласили завтра посмотреть, как они работают, разведывают, есть ли золото и серебро.

    Как тут радостно сидеть и писать, когда потрескивают в печурке дрова, курится “фимиам”, уничтожающий комаров, а на столе лежит щербет.

    И еще тут есть розетка! Мы подзарядили все аккумуляторы.

    А затопив печурку, мы подсушили одежду.

    5.08.2005 г. Автостопом на вертолете

     

    Интересный день.

    Утром добрые геологи накормили нас вкусными рожками с тушенкой, зашел Дмитрий Семкин (очень милый человек, он у них за главного, как мы поняли) и сказал, что в 2 часа будет вертолет и мы сможем улететь с ними в Елизово.

    Эта перспектива показалась нам гораздо более приятной, чем возвращение обратно на ГеоЭС исчезающей дорогой.

    Мы, конечно же, пошли искупаться в чудесную лужу. Пробулькались там, снова ощутили всю прелесть этой природной джакузи.

    Собрали рюкзаки, и скоро прилетел вертолет Ми-8. Выгрузив всякую всячину на базу на горе, мы полетели к Петропавловску.

    И вот, из открытого окна вертолета, мы увидели и Жировую и Вилючинскую бухту, все наши реки, до которых мы так и не дошли. Полюбовались океаном и Вилючиком с высоты птичьего полета, Авачинской бухтой и квадратами осушаемых полей (болот?). Потом приземлились в аэропорту Елизово.
    И сейчас я пишу все это, представьте где? На берегу реки Авачи, где все это и начиналось. А завтра... куда мы поедем завтра? Андрей купил карту всей Камчатки и попросил завести будильник на 7 часов.
    Поживем — увидим.  

     

    6.08.2005 г. Мильково. Река Камчатка.

     

    Сегодня наш домик стоит в 300 км от Авачи. Вот куда нас занесло! В Мильково, на реку Камчатку. И вот сейчас идет дождь, рядом течет-струится красивая, прозрачная, плавная Камчатка; Андрей кипятит чай, а я забралась в палатку и сижу, пишу.

    Утром мы пришли на автостанцию в Елизово. В 12:30 сели на автобус 214 и поехали в Мильково. Что это такое — мы не знали толком, пока сюда не приехали. Знали только, что здесь течет река Камчатка, и что она с рыбой.

    Дорога была утомительной и долгой — больше 5 часов трясучки в пыльном автобусе. И вот, наконец, мы здесь.

    В поселке мы немного поели в закусочной, 10 минут — и перед нами река Камчатка. Комары на берегу дикие и крупные. Кусаются больно и все хором. Только сейчас вот пошел дождь и их немного разогнал.

    Река выглядит тихой и мирной, но глядя на берег, где мы стоим, заваленный деревьями, выдернутыми прямо с корнями; видя совершенно смытый мост (от него не осталось даже опор!), можно предположить, какая страшная, бурная и сумасшедшая эта река весной.

    По берегам валяется много мертвой кеты, горбуши. Рыбины огромные. Отметали икру — и все, смерть им пришла. Эту тухлую рыбу обгладывают вОроны — остаются одни хребты (по метру длиной) и головы без глаз.

    Пока искали место для стоянки, видели рыбаков. Похоже, они что-то ловят. Хоть бы у нас получилось по рыбке поймать!

    7.08.2005 г. Горе-рыбаки

     

    Весь день мы пытались рыбачить. Перепробовали насаживать все, что только можно. Ходили вдоль реки и пробовали закидывать удочку в разные места, но, кроме пары мальков, мы ничего не поймали. Местный народ ловит, как они сами говорят, “клетчатой удочкой” (сетью, значит). Мы на свою прямую длинную ничего не поймали. День прошел тихо и без особых событий.

    8.08.2005 г. Возвращение на Авачу

     

    Встали, попробовали еще порыбачить — безуспешно. Решили сворачивать лагерь и возвращаться в Елизово. Автобус был в 5 вечера. Ехали долго и муторно, и в 23 часа мы снова стояли на нашем любимом левом берегу Авачи. Ночь была ясная, небо чистое, как стеклышко. Мы жевали пюре с колбаской, и на нас с неба смотрели все медведицы; подмигивала полярная звезда.

    Вдруг прочертил небо ярким белым штрихом метеорит. Упал, кажется, совсем близко, на другом берегу реки. Красота!

    Комары тут, в Елизово, очень добрые, ручные, не то что остервенелые лесные. Сижу вот, пишу, наслаждаюсь видом плавно текущей Авачи и предчувствую новый день. Завтра мы собираемся увидеть Петропавловск-Камчатский.

    9.08.2005 г. Петропавловск-Камчатский

     

    Утро было чудесным. Трава сверкала в росе, небо голубело без единого облачка, чайки носились радостно и катались по реке.

    Мы пошли на автостанцию и сели на автобус до Петропавловска. Доехали до 10-го километра (автостанция), оставили рюкзаки в гостинице “Эдельвейс” (остановка Стройгородок) и отправились смотреть город.

    Смотреть было что.

    Город стоит на побережье Авачинской бухты на высоких холмах. Дома и улицы расположены ступеньками,
    вскарабкиваются высоко на холмы. Независимо от удаленности от побережья, большинство петропавловцев имеют вид из окон на Тихий океан. Чтобы перейти на параллельную улицу, надо либо подняться, либо спуститься по лесенкам пару десятков метров.
    Берег бухты сильно изрезан: бухты и бухточки, мысы и мысики. Большая часть побережья в городе — морской порт с кранами, мостиками и кучей ржавых корабликов, болтающихся у причала.

    В “Pacific Network” нам удалось купить билеты на морскую прогулку по Авачинской бухте. Надеюсь, погода будет хорошей.

    А сегодня весь день было солнечно и жарко. Петропавловский народ высыпал на берег бухты (надо сказать, совсем не курортного вида берег) и старательно загорал и купался. Мы тоже помочили ножки. В общем, вода не ледяная.

    Прогулялись по улице Советская, Ленинская, посмотрели площадь Ленина. Кругом стоят памятники, мемориалы, часовенки в память морякам, воинам, погибшим в 1854 году, защищая бухту от нападения англо-французской эскадры.
         
    Поднялись на смотровую площадку на холме — с нее отличный вид на всю бухту. Стояли, любовались морем и сверяли расположение островов и бухт с картой. На карте все нарисовано правильно.

     

     

    Часов в 8 вечера спустились вниз, к городу. На автобусе 22 добрались до “Эдельвейса”, забрали рюкзаки и снова приехали на наше любимое место на берегу Авачи. Славно здесь, спокойно.

    И какой сегодня был закат!!!

     

    10.08.2005 г. Как мы добирались к Авачинскому вулкану

    Мы стоим в овражке, где живут евражки! Чудное ветреное местечко на перевале между сопками Авачинской и Корякской. А евражки — это что-то между сусликом и белкой, маленькие пушистые зверушки, которые выскакивают прямо из-под ног и бегут от нас в разные стороны, задрав хвосты.
    Внизу шумит ручей, выпрыгивая из-под снежника. Иногда палатка вздрагивает и колышется от сильных порывов ветра, хоть она и привязана всеми веревочками к большим камням.
    Утром мы пришли на автостанцию, поймали такси, и мужик за 200 рублей довез нас по объездной дороге до 23-го км. Там есть своротка с трассы в лес. И вот мы пошли по лесной дорожке по направлению к Авачинской сопке.

    Лес был красивый и очень обильный, полный ягод и грибов. Только нам не до этого было — до базы под Авачей было около 15 километров.

    Хорошая, накатанная лесная дорога. Идем весело, быстро, беды не знаем. Иногда тормозим машину и едем, довольные. В лесу полно народу: местные жители собирают грибы-ягоды.

    И вдруг дорога резко кончается: круглая поляна, посреди — куча щебня, из щебня тянется шланг, из шланга бежит вода. Вперед дороги нет. А каково нам, затащившимся сюда с нашими рюкзаками?!

    Пробовали спрашивать у местных грибников — все говорят, что к Аваче ходят по Сухой речке. Но где она — мнения расходятся. Люди буквально показывают противоположные направления. Самым мудрым оказался совет вернуться на шоссе обратно и попробовать добраться по дороге от 25-го км (где рынок стройматериалов).

    К счастью, один добрый человек нас подвез прямо до этого рынка. Какой здесь, на Камчатке, народ хороший — и подвезут, и дорогу покажут, и посоветуют с медведями поосторожнее быть.

    Автостопом добрались до Сухой речки. Вот она. Милая, совершенно сухая, не порыбачишь. Выглядит, как голое русло, по которому текла когда-то грязь с камушками, да так и засохла. Кое-где по обочинам течет жидкий ручеек — грязный, очень похожий на какао. Вот и вся вода.

    По этому руслу вверх идет хорошо укатанная дорога. Встречаем вездеход, нагруженный интуристами в желтых шортах, и убеждаемся, что это и есть традиционный путь на Авачинский вулкан.

    Километров 11-12 мы топали вверх, не встречая попуток. И уже около снежников нас посадил к себе спортсмен-лыжник, Алексей. Спасибо ему, доброму. Его здоровский Nissan-внедорожник довез нас до турбазы.
      И вот мы здесь — холмы, поросшие стлаником (встречается и кедровый),  
    овраги, по которым текут мутные ручьи с ледников. Несколько деревянных домишек и множество цветных вагончиков — это база, где останавливаются организованные туристы. Справа — Авача в облаках, слева — огромная Корякская сопка. По полям скачут евражки по двое, по трое, людей совсем не стесняются.

    А мы укрепили палатку, наелись, напились кофе и отдыхаем. Как бы хотелось завтра хорошую погоду! Ветер дует... Какую погоду надует?


    11.08.2005 г. Авачинская сопка

    Встали, выглянули из палатки — небо чистое, голубое. Такое все свежее вокруг, умытое; вершинки гор сверкают на солнышке. Авача зазывно курится.

    Мы сделали все утренние дела и пошли покорять Авачинскую сопку.

    Дорога туда — это утоптанная тысячами туристов, всячески помеченная тропа. Она идет по горной гряде и большей частью похожа на посыпанную гравием благоустроенную дорожку на каком-нибудь стадионе. Одно только трудно — что вверх и вверх. Еще когда приближаешься к кратеру, метров за 200 выходишь на осыпь красного мелкого шлака и трудновато карабкаться круто вверх, когда ноги немного уезжают вниз.

    Когда мы начали восхождение, погода была чудесной. Тепло, ясно, практически безветренно. Я шла в футболочке, и то на подъеме было жарковато.

    Вдоль тропы в мелком сером шлаке растут прямо готовыми букетиками цветы — и незнакомые нам, и колокольчики с коротенькой ножкой (3 см) и обычного размера сиреневым плафончиком. Кое-где цветут коротконогие желтые маки. Тут все карликовое.

    Идем вверх, любуемся видом на горы, на соседние хребты, на мощную Коряку; фотографируем.

    По дороге нас обгоняют спортсмены (тренируются они на трудной местности и гемоглобин поднимают перед соревнованиями).

    Вот приближаемся к вершине. Красивыми стенками и зубьями поднимаются ввысь одиночные скалы, под ними сиротливо жмутся ржавые сейсмологические будки.

    У нас осталось минут 10 до кратера, и вдруг погода резко переменилась: подул холодный сильный ветер, наплыли облака, стало почти ничего не видно.

    Натянутая веревка помогла нам преодолеть последние метров 80 осыпи, и вот мы вышли к большому камню, у которого грелись и другие покорители вершин (за этим камнем совсем нет ветра, и кажется, что очень тепло).

    А что дальше? А дальше перед нами кратер, заткнутый пробкой из лавы, только мы его не видим в тумане.

    Отдохнули чуть-чуть и решили пойти по краю кратера вправо. Но погода! Ветер, туман, холод промозглый. Слава Богу, что у нас с собой была непромокаемая и теплая одежда. В ней можно и в такую мерзкую погоду чувствовать себя вполне сносно.

    Идем по краю кратера. Земля желтая от серы. Край кратера усыпан дырочками маленьких фумарол. Из них по-фумарольи пахнет. Но это только цветочки. Впереди большими белыми клубами пара дышит огромная фумарола. Ветер с огромной силой подхватывает эти клубы и смешивает с облаками. Как жаль, что такая плохая погода! Постоять у такого чуда природы в ясную погоду было бы очень интересно.
    Андрей умудряется фотографировать. Вот что значит “человек болеет своим делом”! У меня и в перчатках руки окоченели и пальцы свело, а он голыми руками на таком бешеном ветру умудряется флэш-карты менять, и знай себе, фоткает!
    Проползли немного вверх по большим желто-красным камням. Впереди открылся разлом — огромная длинная трещина. Я пыталась узнать, какой она глубины, но так и не разглядела. Такое ощущение, что смотришь с крыши 5-этажного дома вниз.
    Пошли обратно к спасительному камню. От него люди ходят налево и вниз. Мы попробовали пройти чуть-чуть влево, но туман и ураганный ветер нас остановили. Не в такую погоду ходить по осыпающимся кромочкам кратера — сносит. Да и не видно ничего. Плюнули и пошли спускаться.
    Вниз идти легко: страхуешься палочкой и съезжаешь по осыпи. Только погода стала еще отвратительней и испортила нам все удовольствие от спуска. Теперь нас уже посыпало снежной крупой.

    Шли в тумане, ветре, дожде со снегом, как 2 ежика. В 5 метрах уже ничего не видно. Хорошо, что тропа такая, что не собьешься, всяко-разно помеченная.

    Так и спустились потихоньку. Тут, в долине, тоже холодно и дождь. Посмотришь на Авачу — на ней сидит большая туча и не движется. Вот в ней нам и “повезло” спускаться.

    Вечером над нашей долиной встала чудесная семицветная радуга: как новенький яркий мост. Минут десять блистала-переливалась на фоне жутких серых туч, тешила нас, промокших и уставших, а потом растаяла.

    День пролетел незаметно. Ножки гудят, спать хочется... Я пошла в спальник. Спокойной ночи!


    12.08.2005 г. Вниз по Сухой речке

    Сегодняшний день ушел на выбираловку с турбазы под Авачей.

    Погода с утра была отличная — небо голубое с перышками высоких облаков, солнце яркое, теплое.

    Мы позавтракали, собрали лагерь и двинулись вниз. По пути вышли на поляну, где живет множество евражек. Их там не обижают, прикармливают — и вот они жирненькие, ручные, пушистые — носятся по полю, задрав хвост и виляя упитанной попой. Никого не боятся!
      Когда мы подошли к ним с предложением крошек от печенья — это было встречено всеобщей радостью. Они брали крошки с рук и даже требовательно покусывали пальцы, если печенье кончалось. Еще они забавно вставали на задние лапы и заглядывали в объектив Андрюшиной камеры, а он пытался сфотографировать их в анфас, но зверьки вместо морды подставляли в объектив пушистый хвост.

    Вот умора — сидеть рядом с этими евражками, когда они толкутся по твоим ладоням и усами щекочут лицо! Радость и удовольствие, каких мало!

    С трудом покинув этих хвостатых милашек, мы вышли на дорогу и по Сухой речке спустились до трассы. К сожалению, никакой попутки не попалось, и нам пришлось переться с рюкзаком около 15 км. На трассе поймали машину и она нас довезла до 20-го км объездной дороги. Оказалось, что мы проехали дальше, чем нужно. Всему виной столбики с указанием километров. Тут измеряли, видимо, несколько раз, и результаты этих измерений не совпадали. Народ, например, привык звать какую-нибудь своротку “25-ым километром”, а синенькая табличка показывает “23-ий”. Тому, кто этими названиями пользуется, добираясь автостопом, надо быть очень осторожным, иначе можно уехать, как мы, на 2-3 км дальше.

    И вот мы топали километра 3 по обочине скоростной трассы, потом 3 километра до ручья. Подошвы ног горят огнем, все мышцы на ногах стонут. Устали больше, чем от подъема на Авачу, хоть и топали целый день только вниз.

    Но есть одно великое утешение: мы стоим в этом прекрасном, пышном, богатом и добром августовском лесу. Поют птички, журчит рядом ручеек, вокруг поляны цветов и высоких трав. Везде что-нибудь съедобное виднеется. Отошел метров 20 от палатки — жимолость кустится — вся в крупных ягодах, княженика краснеет в траве, торчат грибы, стелется ковром зреющая брусника — красота, солнце, лето!

    После суровых снежных гор и стланика этот лес кажется раем. Я лежу в травке и пишу с чувством великой радости. Завтра мы хотим побродить по лесу, пособирать грибов-ягод. Интересно, получится?

    13.08.2005 г. Щедрый камчатский лес

    Какой здесь вкусный, щедрый лес! Сегодня у нас дневка, и я брожу и брожу по нему и не могу им налюбоваться.

    Камчатский лес совсем не похож на наш, уральский, высокий, с елками и соснами.

    Здесь лес низкий, приземистый, в основном лиственный. Пройди пару километров по лесной дороге, и, может, 1 раз только и встретишь кустик кедрового стланика, а то и вовсе ничего хвойного не увидишь.

    Остальное — березы, правда, совсем не такие стройные и белоствольные, как у нас, а невысокие, кустистые, с серого цвета корой и изогнутым стволом.

    Я как-то сказала людям, нас подвозившим, что березы вокруг все кривые. Женщина улыбнулась: “Не кривые, а изогнутые в причудливом танце!”. Что ж, пусть так.

    В книжке прочитала, что это другой вид березы — береза Эрмана (каменная береза). В общем, пока не взглянешь на листья, не поймешь, под чем стоишь.

    Еще у рек много ольхи, тополей, рябины, ивы. Поляны заросли кустами шиповника — как красиво будет осенью, когда ягоды созреют, заалеют.

    Сегодня мы вволю нагулялись по лесу и насобирали грибов и ягод. Белые, красноголовики, обабки, бычки, грузди, сыроежки — полный набор для счастья! Набрали разных грибов, но первую грибницу сварили из одних белых — какая она красивая, золотистая получилась, вкусная!

    Наелись ягод. Все пригорки поросли голубикой, княженикой, шикшой, брусникой. А за нашей палаткой течет река, так все берега заросли кустами жимолости. Вкусная, кисло-сладкая, крупная — в рот просится.

    А наша поляна такая нарядная! Высоченный цветущий иван-чай и желтые “собачки” – как красиво!

    Завтра собираемся в Петропавловск на морскую прогулку. Как жаль будет покидать это чудное место...

    14.08.2005 г. Петропавловск-Камчатский.

    Морская прогулка и Краеведческий музей.

    Всю ночь дождь стучал по крыше палатки. На улице хмуро, сыро, холодно, а спится в такую погоду очень сладко. Глаза сами закрываются под колыбельную грустного камчатского дождика. Вот и сейчас пишу, времени 23:15, а над головой будто пшенку кто-то сыплет потихоньку на палатку.

    Сегодня был интересный день, хоть и пасмурный.

    Утром встали, поели грибницы из обабков, собрали лагерь и пошли 4 км до объездной дороги. Там сели на микроавтобус и примерно в 12 часов были в Петропавловске. Рюкзаки бросили прямо в порту, в офисе фирмы Pacific Network, с которой мы решили прогуляться по Авачинской бухте.

    Поели вкусных шашлыков прямо на берегу бухты, зашли в магазин сувениров, где кое-что купили для друзей, и отправились в Объединенный краеведческий музей (ул. Ленинская, 20).

    Интересно было посмотреть на чучела зверей и птиц, обитающих на Камчатке, на морских и речных обитателей (в сушеном и заспиртованном виде), на муляжи ягод и грибов; полюбоваться фотографиями вулканов и их кратеров, а также “вулканическими бомбами”, минералами, поделочными и полудрагоценными камнями Камчатки.

    Также можно рассмотреть схемы, изображающие процесс превращения икринки в рыбину; схемы устройства вулкана, гейзера.

    Есть витрины с окаменелостями (растения, деревья, ракушки и т.п.). В музее представлено много сведений и экспонатов, посвященных истории Камчатки: разные вещи древних аборигенов — результаты раскопок (наконечники, ножи, гарпуны, сети и т.п.); более поздняя история — сведения о первооткрывателях Камчатки: Беринге, Крашенинникове и др.

    Интересна выставка, рассказывающая о быте, традициях, миропонимании и фольклоре коряков. Много фотографий, одежды, украшений и т.п. Все это под музыку (включен магнитофон с песнями и стихами коряков — очень своеобразное творчество).

    Хороший краеведческий музей. Всем советую посетить.

    В 17:45 мы были в порту. В 18:00 наш теплоход “Алмаз” должен был отплыть. Как мы ругались на погоду! Мы хотели пофотографировать, полюбоваться видами бухты, Петропавловска и океана, но погода совсем испортилась. Из пасмурной она превратилась в мерзкую: дождь, туман, ветер, холод.
       
    Теплоход был хороший, и прогулка сама достаточно интересная — нам показали скалы Три брата, высоченные отвесные красавцы, охраняющие вход в Авачинскую бухту. По преданию, это окаменевшие 3 брата, мать которых погибла при цунами. Они попросили Бога не допустить больше такого стихийного бедствия, и Господь призвал их навечно стать защитниками бухты. Братья вошли в воду и окаменели. С тех пор цунами в бухте было только один раз.
    Полюбовались мы островом Бабушкин камень — полукруглая неприступная скала, покрытая на пологой макушке стлаником; на нем гнездятся чайки — удобно им тут и безопасно.
    Посмотрели гроты бухты Тихой. Как причудливо обточила морская вода подножие этих скал! В одних местах вымылись пещеры, а в других — гроты насквозь. Думаю, в небольшой лодке можно запросто проплыть под скалами.

    Красиво, интересно, величественно, но туман и дождь не дали по-настоящему насладиться этой прогулкой. Жаль, конечно.

    Сейчас вечер, и мы в последний раз стоим на нашей “перевалочной базе”, на левом берегу Авачи. Завтра утром мы покидаем этот милый удивительный край.

    Но погода плохая.

    Улетим ли мы вовремя?

    15.08.2005 г. До свидания, Камчатка!

    Вот мы и на материке. Едем в поезде “Хабаровск-Москва”.

    Утром встали в мокрой траве на разлившейся Аваче (всю ночь шел дождь, и уровень воды заметно поднялся). Быстро собрали лагерь и добрались до аэропорта. Самолет вылетел вовремя, и через 5,5 часов мы были в Красноярске.

    Интересно, что пробыв в пути полдня, мы прилетели в Красноярск почти в то же время, в какое вылетели. Так Камчатка вернула нам день, который забрала 26-го июля.

    Гуляли 5 часов по Красноярску — очень красивый, веселый, музыкальный город (на улицах, несмотря на будний день, играет приятная музыка), кругом расставлены пальмы в кадках — прямо тропики!

    Наше путешествие подходит к концу, и, по-моему, оно было удачным.

    Жаль, что копеечку в Авачу мы так и не бросили. Хотелось бы когда-нибудь вернуться.