100 лет c о дня рождения великого альпиниста Евгения Михайловича Абалакова

    Евгений Михайлович Абалаков

    17 февраля 2007 года исполняется 100 лет со дня рождения великого альпиниста ЕВГЕНИЯ АБАЛАКОВА. В Москве в Музее на Поклонной горе.в честь юбилея откроется выставка картин и скульптур Евгения Михайловича.

    В отношении  человека с большой буквы  всегда говорят -как рано он ушёл!, но в истории Евгения Михайловича Абалакова эти слова, в дату 100-летнего юбилея, звучат особенно, потому как и за отпущенные 40 лет он сделал столько, что иному и за столетие не успеть.

    Так о нем говориться в энциклопедии… “Выдающийся советский скульптор и альпинист, заслуженным мастером спорта, заслуженный мастер альпинизма (1934), совершивший первовосхождение на пик Коммунизма (Памир, 1933).Ему одному из многочисленного состава штурмового отряда памирско-таджикской экспедиции 1933г. удалось достичь вершины — 7 495 м.

    Совершил восхождение не менее чем на пятьдесят вершин, проводил научные исследования, изучал и наносил на карты горные хребтов и ледники Памира и Тянь-Шаня. В 1932 году закончил Московский художественный институтимени В.И. Сурикова, был членом Союза художников СССР, создал ряд картин и скульптур, среди которых наиболее известна скульптурная группа «Альпинист и альпинистка».

    В годы Великой Отечественной войны  ушел на фронт добровольцем, участвовал в битве за Москву, обороне Кавказа, преподавал в школе военного альпинизма. 

    Евгений Абалаков погиб вместе с Юрием Арцишевским в московской квартире от взрыва газа” (по другим данным – они были умерщвлены) в ночь с 23 на 24 марта 1948 (по другим данным 1947) года.

    Вообще Евгений Абалаков являл собой пример редкого типа энциклопедичности, она вообще среди людей удивительна и сама по себе, как удивителен каждый крупный алмаз найденный в толще недр, но этот тип включал в спектр своей универсальной деятельности вместе с искусством, наукой и военным делом, ещё и высокогорный альпинизм самого что ни на есть высокого уровня сложности. Вернее, он был рождён им самим -Евгением Абалаковым, этот высокогорный альпинизм, рождён беспримерным одиночным восхождением на пик Сталина (далее пик Коммунизма) в 1933 году, когда лишь в мечтах мыслилась эта высота 7495 метров и реально учёные не могли сказать -там вообще-то выживет человек или нет? А тут -один, на такой высоте, да ещё со спасательной операцией на спуске, да ещё с автоматической метеостанцией в 32 кг массой в рюкзаке, да ещё с бюстом  вождя все народов , в полтора кг, с собой. Правда, факт одиночного подъёма пришлось скрывать, потом искажать, мучиться -пошло оно,  иное время  -гораздо раньше 1937-го. Так он спас и жизнь, и партийное реноме руководителя экспедиции самого Управляющего делами Совнаркома и СТО СССР, бывшего личного секретаря Ленина, Николая Горбунова, который ввязался в штурм пика Коммунизма, считая и горы посильными для  истинного  коммуниста. Потом снёс вниз и своего напарника Александра Гетье.

    Годом позже, уже на пике Ленина (7134 м), Евгений вытащил Стаха Ганецкого   сына западного миллионера, затем альпиниста Анастаса Анастасова. А сколько этих случаев было потом ещё - разве кто считает, особенно тот, кто сам спасает, тащит вниз, рискует собой. Кстати, именно там, на пике Ленина, в 1934 году, и начали расходиться пути братьев: Виталия и Евгения. Когда в экспедиции случилось происшествие, тем более заболевание двоих сразу альпинистов -Ганецкого и Анастасова, то конечно же, нужно было всем спускать их вниз и дополнительно людьми не рисковать. И лишь после спасения готовить новый штурм. Однако, Евгений Абалаков, как  самое сильное звено экспедиции  понял, что общего спуска не будет, и если не он займётся спасением друзей, пусть и в одиночку, то тогда последствия могут быть просто страшными. Под видом эдакой  делёжки по высоте  пика Сталина против пика Ленина Евгений очень мягко отказывается от штурма и вызывается спускать товарищей вниз.

    Интересно, что после спуска пострадавших он едва не успел сам на вершину, взлетев снова из базового лагеря до высоты в шесть с половиной километров, там встретив спускающуюся вниз тройку штурмовиков, заодно волновавшись -как бы с ними не приключилось ничего!

    И вообще судьбы братьев Абалаковых -Евгения и Виталия -сложились непохожими.
    Мать умерла при родах Евгения, отец — два года спустя. Так братья-погодки Виталий и Евгений стали сиротами, но именно они сумели сформировать школу отечественного альпинизма, быть его бесспорными лидерами на протяжении многих лет. Судьба определила им родиться и вырасти в Красноярске; юность братьев прошла на Столбах, и отменная школа скалолазания помогала Абалаковым в грядущих восхождениях на вершины Памира, Кавказа и Тянь-Шаня. Они талантливо жили, Бог и родители щедро дали им жизненных сил, щедро они их и тратили. В 1925 году братья уехали в Москву. Виталий стал студентом МХТИ, Евгений поступил в Высший художественный институт, но на каникулы они возвращались в Красноярск. Тогда же, в 1929 году, братья совершили первое дальнее путешествие: от Бийска пешком до Телецкого озера, далее через хребет Корбу к реке Абакан, по которой спустились на плоту до Енисея, а там и до Красноярска. У путешественников почти не было провизии, а все спальные принадлежности туриста им заменял кусок клеенки.

    Неизвестно, когда Абалаковы совершили свои первые восхождения в больших горах, но уже в 1931 году Виталий руководил альпинистской экспедицией на Кавказ. Покорение высшей точки страны входило в программу исследований Памира, которая активно осуществлялась в 20-е — 30-е годы. Специально для этой цели в научную экспедицию 1933 года была включена группа альпинистов из 12 человек. Уже на высоте 5 600 многие альпинисты испытали жестокие приступы горной болезни. Позже Виталий Абалаков разработает систему высотной акклиматизации, а тогда еще никто не представлял, что это такое. Сегодня только в Красноярске есть несколько мастеров, которые могли бы тогда сказать: “Вы, ребята, тут посидите, а я сбегаю махом”, и на второй-третий деньуже бы вернулся.

    Еще в студенческие годы Виталий начал организовывать экспедиции в высокогорные районы (Алтай, Саяны), а после окончания института, в 1931–1932 гг., – на Центральный Кавказ, где совершил ряд серьезных советских первовосхождений. А в 1936 году, при спуске с вершины Хан-Тенгри, экспедиция ВЦСПС попала в сильнейшую бурю; в результате обморожений были ампутированы 13 пальцев.

    В связи с этим с 1937 по 1945 год занимался в основном педагогической, конструкторской и исследовательской работой, одновременно проводя упорную тренировку. В 1940 году начал работу старшим научным сотрудником ЦНИИФК, а после его консервации на время войны работал старшим инженером и ведущим конструктором Центральной лаборатории спортинвентаря; за это время создал комплекс оснащения для новой техники альпинизма и целый ряд оригинальных тренажеров и снарядов для парадов и зарубежных выступлений советских спортсменов.

    Для кого-то из обывателей само имя  Абалаков  только и связано в памяти что с горами, но куда как важнее, как росли вместе с горными достижениями и внутренние,  духовные горы-победы  Евгения Михайловича.

    Научные работы Евгения Михайловича Абалакова были оценены ещё до войны созданием особой Высокогорной комиссии при Академии Наук СССР, которую он и возглавил. Цели были поставлены просто сверхсерьёзные и сверхсекретные -стране нужно было стратегическое сырьё, а кто же кроме самых опытных мастеров альпинизма сможет найти и помочь освоить нужные месторождения высоко в горах!?

    Но особая статья -личные работы Абалакова в области топографической съёмки, военной картографии. Всегда удивлялись его товарищи по экспедициями в горы, когда ещё за долго до войны таскал с собой Евгений, кроме того, что и все, ещё и планшеты для рисунков, акварелей и топосъёмок.

    И наконец, спортивная работа Евгения Михайловича Абалакова. Им была открыта сама эра отечественного высокогорного альпинизма, эра постижения неведомых до него высот под 8 километров, с него начинается отсчёт новой, современной, истории спорта, потому очевидно он стал, одним их первых, и заслуженным мастером спорта и альпинизма, и вошёл в руководство Федерации альпинизма СССР, и в состав президиумов пленумов и конференций.

    Основатель отечественной школы высотного альпинизма готовил для Союза новые, небывалые экспедиции, которые бы оставили нам место в истории навсегда: с гибелью Евгения Абалакова исчезли наши надежды на первенство во взятии главного пика планеты -Эвереста (8848 м). Несколько лет разрабатывал Евгений Михайлович тактические ходы на эту заоблачную высоту, им проработаны были десятки вариантов восхождения, и как признавали и тогда, и сейчас, опытные альпинисты, только его энергией и колоссальным авторитетом можно было сдвинуть тяжёлый советский бюрократический механизм и вырваться в Гималаи в те годы.

    Точно также как и на Эверест разрабатывал Евгений Абалаков маршруты на второй пик Земли -страшную вершину К-2 (Чогори)...

     

    Сейчас он для нас Легенда, легенда всего XX века... Именем Евгения Абалакова назван пик на Памире и две вершины на Тянь-Шане. Его скульптурную группу “Альпинисты” (бронза, гранит) можно видеть в Лужниках, а три скульптуры хранятся в фондах Музея изобразительных искусств им. Пушкина, что на Волхонке. Евгений успел написать еще и книгу “На высочайших вершинах Советского Союза”. Она издана дважды — Академией наук и Красноярским издательством. О литературном даре Евгения Абалакова можно судить по следующим строкам: “То сверкающая, радостная, то грозная и гневная, вызывающая на единоборство, то таинственная, неуловимой завесой скрывающая себя и лишь на мгновение открывающаяся фантастическими видениями, суровая, прекрасная, вечно зовущая стихия горных вершин…” Он очень много успел, этот парень с Красноярских Столбов.

     

    В данной статье использовались материалы:

    http://www.vvv.ru

    http://ru.wikipedia.org

    http://www.stolby.ru

    http://m-necropol.narod.ru